Первые пароходы Одессы 2

0
1320

Продолжение.
Начало в выпуске от 14 января 2015 г.

Автор статьи: Михальченко Виктор, Electrician Engineer, директор музея «Христианская Одесса»
Автор статьи: Михальченко Виктор,
Electrician Engineer, директор музея
«Христианская Одесса»

Торги на строительство «второго одесского» парохода, получившего название «Наследник», состоялись в апреле 1830 года. Основными претендентами на получение подряда были корабельные мастера Буначич и Морозов, а так же неизменный херсонский 1-й гильдии купец Маркус Варшавский. Правда, последнего по доверенности на переторжке представляла его жена Ревека Варшавская. В конечном итоге подряд на строительство «Наследника» вновь достался купцу Варшавскому, который предложил наименьшую сумму в 149.500 руб.
Закладка «второго одесского парохода» состоялась в мае 1829 года. Поскольку паровые машины для обоих пароходов были отправлены с завода Берда одновременно, то уже с июня 1827 года паровая установка ждала будущего «Наследника» в Николаеве. Но и в этот раз не обошлось без задержек, связанных опять-таки с отсутствием некоторых деталей паровой машины. Так, например, из трех чугунных валов, которые должны были уже давно быть установлены, в марте 1833 года было изготовлены лишь два. В связи с этим, купец Варшавский отписывал графу Воронцову: «При принятии на себя в 1830 году постройку городу Одессе 2-го парохода, я более тем почитал и почитаю себя счастливым, что исправностию моею приобресть себе у Вашего Сиятельства репутацию, которая для меня неоценимая драгоценность, но причины: годовая медлительность в доставлении механизма и таковая установка оной, были препонами благонамеренной моей цели, но и затем старался я всеми силами преодолевать тех препятствий…».
Между тем, через два года пароход был спущен на воду, а в конце 1831 года в Николаев для приемки «Наследника» был командирован командир «Одессы» штабс-капитан Григорий Матвеевич Михновский. Однако его вскоре отозвали обратно в Одессу «к другим возложенным на него операциям по части транспортировки из Херсона в Одессу лесов пароходом «Невой». Позже на «Неве» он был направлен в Константинополь.
Отвечавший за установку на «Наследнике» машины и механизмов механик Томас Кумменс тоже мало чем помогал в достройке, поскольку беспрерывно наведывался в Одессу, где занимался делами портовой землечерпальной машины. Поэтому по просьбе подрядчика в феврале 1833 года для завершения работ по установке машины был приглашен находящийся при Черноморском адмиралтействе шведский механик Василий Самуилович Овен. Уже в марте он сообщал: «…я освидетельствовал механизмы, устанавливаемые на втором одесском пароходе, отстроенном здешним купцом Маркусом Варшавским и нашел, что паровой котел собран и заклепан и что большая часть вещей, принадлежащих паровой машине установлены…». А 25 июня 1833 года графу Воронцову доложили, что «принятые механиком Овеном по машинной части работы приводятся к окончанию и что он просит о назначении комиссии для освидетельствования таких работ». Приемную комиссию возглавил статский советник Вассинг, который с членами Черноморского ведомства приняли в конце июля 1833 года «второй одесский пароход» «Наследник».
Под управлением штабс-капитана Михновского, назначенного командиром, «Наследник» 4 августа прибыл в Одессу. Опыт первых лет эксплуатации парохода «Одесса» был учтен, и в дальнейшем было решено использовать на обоих судах в качестве топлива уголь. В связи с этим Одесский градоначальник Богдановский уже весной 1831 года заключил контракт через компанию Штиглица «на доставку для одесских пароходов английского угля с платежом за каждый пуд по 80 копеек».
Все шло к тому, что летом 1833 года оба судна должны были начать регулярное сообщение морем с Крымскими портами. «Одесса» отправилась в рейс 30 июня, а «Наследник», приняв 3500 пудов каменного угля, последовал тем же маршрутов во второй декаде августа. Однако «Одесса» была «застигнута в пути сильной бурей, продолжавшейся 36 часов, и от качки во время сие бывшей, в машине парохода сделались повреждения, а паровой котел открыл значительную течь». Устранение поломки потребовало как времени, так и финансовых затрат в сумме 467 рублей. В то лето пароход сделал в Крым и обратно «три вояжа для свозу разных товаров», при этом были понесены немалые затраты из городских доходов, а прибыли от перевозок по-прежнему не предвиделось.
В свою очередь первый рейс «Наследника» тоже проходил не без приключений. Под командованием командира парохода штабс-капитана Дашкевича «Наследник» посетил порты Азовского моря и в сентябре 1833 года вернулся в Керчь. Первое плавание выявило как технические недостатки, так и профессиональные. По окончании навигации в декабре того же года капитан Одесского порта Потемкин в своем докладе, поднесенном графу Воронцову отзывался: «На повеление Вашего Сиятельства сим имею честь донести: нижние чины команды парохода «Наследник» в представленном уже списке значащиеся, за исключением 4 или 5 человек все не способны к служению на пароходе: одни по старости, другие по слабосилию, прочие потому, что не знают матросского дела и многие не трезвого поведении, что замечено командиром парохода Дашкевичем во время плавания его в Азовском море…».
Таким образом, первые два одесских парохода «Одесса» и «Наследник» стояли у истоков создания коммерческого флота на Черном море. Прослужив всего семь лет, «Одесса» совершила в 1835 году свое последнее плавание. После этого с нее сняли паровую машину и установили на пароход «Митридат».
Более длительный плавательский стаж оказался у «Наследника». Вместе с пароходом «Петр Великий» в течение нескольких лет они совершали регулярные рейсы в порты Крыма. В 1836 году ими было перевезено 2356 пассажиров и 1064 тонны грузов, при этом выручка составила 98 тыс. рублей. В 1838 году во время ремонтных работ на «Наследнике» заменили паровой котел и гребной вал. Позже, он вместе с десятком других пароходов вошел в состав Одесской экспедиции, которая была организована в 1845 году.