Чего ожидать от Морской администрации: новые решения и смелые планы

Руководитель новой структуры Дмитрий Петренко рассказывает о планах на будущее

0
246
Глава Государственной службы морского и речного транспорта Украины Дмитрий Петренко

В августе этого года в Украине начала работу Морская администрация. И судя по планам, которыми с «Работником моря» поделился руководитель новой структуры Дмитрий Петренко, отрасль ждут реальные перемены. Если коротко: переход в цифровое пространство и прощание с кипами бумажных документов, жесткий контроль обучения на курсах и борьба с «торговцами пластиком», полное обновление штата, ратификация конвенции MLC, возрождение судостроения. Хотите узнать подробности? Читайте эксклюзивное интервью Дмитрия Петренко.

РМ: Создание Морской администрации вызвало, выражаясь шаблонным языком, шквал эмоций, причем далеко не всегда положительных. Критика, скептические замечания и откровенные нападки в прессе… Как думаете, почему это происходит? И как на это реагировать?

Дмитрий Петренко: Никак. Просто работать. Часто говорят: «Собака лает – караван идет». Я не очень люблю это выражение, но применительно к заданному вопросу – именно такой случай. Естественно, будучи руководителем серьезного органа, я должен быть готов ко всему, в том числе и к критике. Только в том случае, если она объективная, а не заказная. А такие статьи – банальная провокация, проплаченная недовольными. Мы же понимаем, что за такими медийными атаками может стоять какая-то группа лиц со своими интересами. Подавая определенную информацию, они манипулируют сознанием читателей. Для того чтобы этого не происходило, необходима прозрачность работы нашей структуры.

Недовольных же будет все больше, ведь уже понятно: реформы неотвратимы. Дело в том, что отраслью никто очень долго не занимался, и сегодня в ней существует такое понятие, как «клановость». Было бы странно, если бы все эти «кланы» не пытались воздействовать на Морскую администрацию в своих интересах. Лучший способ борьбы с этим явлением – продолжать реформы, принимать новые нормативные акты, действовать в русле общемировых прогрессивных тенденций. Мы нашли тот Гордиев узел, который надо разрубить. И будем делать все, что в силах команды Морской администрации, для того чтобы сделать как можно прозрачнее нашу работу. Это уже давно можно было бы сделать. Самое печальное, что на это уже не раз выделялись деньги.

Работа Морской администрации будет влиять, прежде всего, на мировые рейтинги, в которых участвует Украина. И нашу страну воспринимают, в том числе, и по таким показателям, как экспорт и наша логистика. Имея потенциал наших портов и инфраструктуры, прилагая все силы к тому, чтобы возродить и развивать судостроение и судоремонт, мы получим колоссальный экономический и социальный эффект. Мы готовы к этому и знаем, как модернизировать и реформировать отрасль. Но более точным, наверное, будет сказать так: мы, наконец, делаем то, чего не было сделано раньше. Мы не переделываем, а строим заново.

Как я вижу процесс реформирования? В первую очередь, это полный переход в цифровое пространство. А дальше можно пройтись по множеству пунктов. Например, административные услуги. У нас в этом плане – все еще «совок»: любая подача документов оборачивается для моряка ненужными очередями и необходимостью собирать большое количество бумаг. Зачем? Если все можно делать через электронный портал – подавать и оформлять все документы, приносить после этого в сервисный центр оригиналы и в течение 15 минут получать паспорт моряка. И заплатить за услугу государству, согласно выбранному тобой же пакету. А не отдавать деньги где-то в переулке посреднику, который через цепочку других посредников пойдет договариваться, чтобы выдали паспорт за один-два дня. И это касается любых документов, а не только паспорта. Тех же дипломов. Я надеюсь, что в ближайшее время у нас заработает Сервисный центр морского и речного транспорта. Проект уже находится на согласовании в Министерстве инфраструктуры. Надеюсь, что уже очень скоро его согласуют, и появится соответствующее постановление Кабмина.

РМ: За дипломы платят еще и потому, что не хотят учиться…

Дмитрий Петренко: А это второй вопрос. И здесь, кстати, перевод многих процессов в цифровое пространство тоже очень поможет. Есть хороший пример Грузии. У них в свое время ситуация зашла так далеко, что все мировое сообщество попросту перестало принимать их дипломы. Они попали в «черный список», и выход был один: радикально пересмотреть систему. И они нашли решение: внедрили цифровую базу данных, которая ведет моряка от начала его карьеры. В этой базе хранится вся информация о профессиональном пути человека, начиная с момента его учебы. Данные о том, в каком учебно-тренажерном центре он проходит подготовку, как получает практический опыт, с привязкой и внесением информации не моряком, а крюингом. Как он проходит повышение квалификации. Все это хранится в единой базе, которая защищена от постороннего доступа, а изменения может вносить только администратор. И любое изменение тщательно отслеживается.

Кстати, и в Украине есть положительный пример: получение загранпаспортов. Можно записаться в электронную очередь, подать все документы через портал, и в установленный срок, не посещая лишние кабинеты, прийти и получить готовый паспорт. Все, что требуется – отпечатки пальцев и фотография, и делается это за пару минут при подаче документов. Я не так давно на себе проверил, как это работает. У меня весь процесс занял семь минут. Это яркий пример качественно сделанного продукта. Такая система создает позитивный имидж страны.

РМ: Помимо оцифровки данных, как еще можно отслеживать вероятные махинации?

Дмитрий Петренко: В тренажерных центрах будет введен видеоконтроль. Особенно по тем направлениям, которые я считаю критически важными, например, все, что связано с безопасностью. Мы будем видеть, как моряк проходил подготовку. Будет введена четкая программа с точным числом учеников, единая система с расписанием, доступным на сайте. И в тренажерных центрах больше не будет возможности манипулировать количеством учащихся.

У нас как-то был забавный случай при проверке учебно-тренажерных заведений. Одно из них находится за периметром охраняемой зоны. Так вот, в тренажерном центре прошло обучение, по результатам которого 100 человек получили сертификаты, а на КПП не было ни одной подписи о том, что люди пересекали эту территорию. Вопрос: они попадали на территорию центра и обратно по воздуху? Думаю, ответ очевиден… В этом же центре, при возможности обучать по одному из направлений около 20-30 человек за месяц, обучали 150-200 человек. Возможно, в аудитории на одном стуле сидело по 6 человек одновременно? И самое интересное: сотрудники этих центров уверены, что ничего не нарушают, продавая, по сути, поддельные дипломы. На рынке должны быть только те тренажерные центры, которые проводят реальное обучение.

РМ: Когда планируется ввести такой контроль и за чей счет?

Дмитрий Петренко: Все наши инициативы будут отражены в соответствующих нормативных актах, и я не считаю, что для тренажерных центров это большие затраты. Многие из них уже имеют возможности для введения системы видеоконтроля, просто пока они не консолидированы и не подключены к единой системе. Мы должны донести до владельцев тренажерных центров месседж: не может обучение по 6-й главе стоить 400 гривен, потому что заправка одного огнетушителя стоит 350, а за курс человек должен дважды потушить пожар. А электроэнергия, аренда и содержание помещений? А зарплата преподавателей?

РМ: Вы считаете, что это повысит качество подготовки моряков?

Дмитрий Петренко: Конечно, повысит. Потому что будет конкуренция. Уже сегодня есть тренажерные центры, которые действительно продают качественную услугу, и моряки там обучаются, и есть контроль. В таких центрах курс стоит от 3,5 до 15 тысяч гривен, потому что они реально вкладываются в продукт. А те «центры», которые попросту занимаются торговлей сертификатами, – это путь в никуда. И сегодня, одна из главных задач Морской администрации заключается в прекращении их деятельности. А это возможно только путем внесения изменений в  нормативную базу в отношении системы контроля и мониторинга. Я думаю, что сейчас на рынке найдется только 4-5 центров, которые действительно готовы и хотят так работать, остальные просто торгуют пластиком, продают его налево и направо, ставя тем самым под угрозу жизнь моряка. Сначала недобросовестные тренажерные центры, а потом еще одно звено – непорядочные крюинги, работающие в связке с такими центрами, и в итоге совершенно не подготовленный моряк оказывается на судне. А в силу незнания своих должностных обязанностей, незнания того, как вести себя в экстремальной ситуации, человек может непоправимо пострадать. Эту проблему нужно решать комплексно, и вовлекать в процесс и профсоюзы, и крюинги.

Крюинги должны быть локомотивом этих изменений. По сути, крюинг – это покупатель наших людских ресурсов, они выводят их на мировой рынок. И они как никто должны бороться за качество. Для меня крюинг – это компания, работающая по четким стандартам, в которой нет возможности провернуть махинации с опытом моряков и так далее…

РМ: Какой штат будет в Морской администрации Украины?

Дмитрий Петренко: На первом этапе – 226 человек, штатное расписание уже утверждено.

РМ: Это новые люди? Какую зарплату будут получать ваши сотрудники?

Дмитрий Петренко:  Частично новые, частично специалисты с опытом работы в отрасли, которые будут набраны путем прозрачного конкурса; он пройдет с привлечением общественности, Мининфраструктуры. Критериями при отборе будут знание международного законодательства и нормативной базы, знание практической стороны дела. Мы хотим, чтобы у нас работали люди, которые понимают, что такое современный флот, и понимают, как создать для этого флота в наших портах комфортные условия.

А что касается вопроса о зарплате… Нормативная база сегодня позволяет установить нормальную заработную плату. И в Морской администрации предусматривается создание специального фонда. Всем читателям и специалистам морской отрасли, которые поработали на флоте и хотят к нам присоединиться, хочу сообщить: у нас в перспективе будет очень интересная планка зарплаты. Конечно, кто-то может сказать: я получаю несколько тысяч долларов в месяц, и госслужба меня не устроит. Но у нас будет индексация, и с добавками и положением о премировании мы выйдем на хорошую сумму. Мы прекрасно понимаем, что ни одна Морская администрация в мире не сможет существовать без специалистов в своем штате. Мы проходили разные периоды, и раньше в системе работали и экологи, и милиционеры, и налоговики… Моя задача – сделать так, чтобы у нас работали только профессионалы, имеющие непосредственное отношение к морской отрасли. А сейчас многие «корифеи» отрасли судно видели последний раз 30-40 лет назад. Так быть не должно.

РМ: Когда начнется конкурс?

Дмитрий Петренко: Официальная информация о конкурсах публикуется на нашем портале. Я приглашаю  представителей общественности присутствовать и наблюдать за ходом конкурсов, потому что для меня очень важно, чтобы все проходило открыто и прозрачно. Кроме того, лично я всегда открыт к общению, мне можно написать на почту или в Facebook, и я всегда реагирую.

РМ: То есть подходы к работе в службе будут меняться?

Дмитрий Петренко: Кардинально, включая как количество сотрудников, так и принципы работы. Во-первых, ни в одной контролирующей службе портов мира нет такого числа работников. Во-вторых, нужно убирать и так называемый принцип преемственности. Контроль флага будет осуществляться по-другому. Мы подготовили некоторые изменения, и, я думаю, морское сообщество их одобрит. Опять же, будет внедрен видеоконтроль, электронный документооборот в сфере PSC (Port State Control – контроль государства порта). Украина является частью Черноморского меморандума, и каждый инспектор должен соответствовать требованиям этого меморандума. Сейчас в Украине есть достаточное количество профессионалов в этой области. Это люди с «живым» опытом, которые недавно пришли с флота, и они в состоянии проводить адекватный портовый контроль.

Все должны четко понимать: здесь аналогия с самолетом. Никто не захочет сесть в самолет с неисправным двигателем. А чем отличается судно? Почему допускаются отписки о том, что в тех или иных неисправностях и нарушениях «нет ничего критического»? Что стивидоры, что грузоотправители, что грузополучатели не будут думать об экипаже. Они бизнесмены и думают в первую очередь о своей прибыли. А задача Морской администрации – нести ответственность за сохранность жизни моряков. Поэтому Морская администрация будет тщательно следить за тем, чтобы ни одно судно не покинуло порт до устранения причин всех замечаний, влияющих на безопасность мореплавания.

Мы считаем, что PSC нужно вывести на иной уровень. Мы планируем использование спецтехники – мобильных лабораторий. Это будет минивэн с набором оборудования, при помощи которого, как это и прописано в конвенции, будут проводиться замеры. Например, измерение давления в системе пожаротушения при помощи специальной насадки. Или проверка системы очистки воды. И думаю, нам будут благодарны в первую очередь судовладельцы. Потому что это будет экономить их же средства. Им не придется вызывать сервис и проводить дополнительные проверки. Все будет предприниматься ради безопасности судна, груза и экипажа.

А видеофиксация необходима на тот случай, чтобы пересмотреть процесс проверки, если возникают какие-то вопросы. Например, чтобы понять, соответствуют ли действительности те замечания, которые были сделаны во время осмотра судна.

Инспектор PSC
Фото: ClassNK

РМ: А что вы можете сказать по поводу Дипломно-паспортного отдела?

Дмитрий Петренко: Отделы однозначно будут реорганизованы уже в этом году. Эти услуги будут предоставляться через сеть сервисных центров. Мы планируем оставить в Украине пять больших сервисных центров, в Одессе, Херсоне, Киеве, Львове и Днепре, которые будут работать по европейскому формату. Туда можно будет прийти и получить различные услуги: регистрация прав на маломерное судно, прохождение государственной квалификационной комиссии, подтверждение диплома, паспорта моряка… Необходимо уходить от того, что мы «гоняем» нашего моряка по разным инстанциям. Если говорить в общем – мы создадим такое «единое окно», где весь государственный сервис будет предоставляться в одном помещении. Там же будет доступ ко всем остальным услугам, которые предоставляет Морская администрация и предприятия, находящиеся в сфере ее управления.

РМ: А комиссии в той форме, в которой существуют сейчас, останутся?

Дмитрий Петренко: Я все-таки присматриваюсь к общепринятой мировой практике тестирования. Естественно, комиссии должны остаться, ведь нередко возникают спорные вопросы. Чтобы понять общий срез знаний моряка, можно использовать тестирование на компьютере. Потом секретарь получает распечатку ответов, и если обнаруживается спорный ответ на вопрос, человек должен получить возможность выйти на комиссию, где ему зададут дополнительные вопросы по этому направлению. Если он не ответит, значит, будет приниматься решение, набрал ли он необходимое количество баллов в итоге. То есть нужна какая-то альтернатива, чтобы не было спекуляции, чтобы не загонять моряка в рамки только одного варианта подтверждения знаний.

РМ: Конвенция ПДНВ предусматривает не только экзамены, но и повышение квалификации моряка…

Дмитрий Петренко: А вот это не совсем верно. Вы читаете нормативные акты в переводе, и могу сказать, что я нашел большое количество несовпадений между оригиналом текста на английском и переводом. Потому что это неофициальный перевод. Тот текст конвенции, который сейчас существует на украинском языке, переводился определенными людьми в интересах определенного круга лиц и совершенно с определенной целью: чтобы процесс дипломирования шел в том русле, которое они видят. Вот и получается, что во всем мире это Refresh update, а у нас – повышение квалификации.

В нашей единой информационной системе будет отдельное диалоговое окно для крюингов. Каждый крюинг будет вносить туда информацию о контракте моряка, дате его подписания, дате посадки на судно и возвращения домой. Мы навсегда закроем тему с «липовым» опытом, и любой судовладелец сможет на нашем портале проследить полностью всю трудовую информацию о человеке, которого он берет на работу. Сертификаты, тренинги, обучение, работа… Мы таким образом сделаем нашего моряка конкурентоспособным, у него будут выгодные преимущества в сравнении с моряками из других стран. Я знаю, что сейчас активно над этим продуктом работают Филиппины и Великобритания. И мы не должны отставать.

РМ: Есть еще какие-то международные требования к Украине, которые пока не выполнены?

Дмитрий Петренко: Самое первое и необходимое: конвенция MLC, которую мы так и не ратифицировали. Когда полтора года назад я пришел в Государственную службу безопасности на транспорте, вопрос с этой конвенцией лежал, что называется, «мертвым грузом», и никто этим не занимался. В нашем бюрократическом государстве, для того чтобы документ хотя бы покинул стены той же Морской администрации (на то время Укртрансбезопасности), им кто-то должен был заниматься. Тем более что к тому времени уже вступили в силу новые поправки, и все необходимо было приводить в соответствие новым требованиям, чтобы быть признанными международным морским сообществом и удержать свои позиции на рынке.

РМ: Это была халатность или саботаж?

Дмитрий Петренко: Думаю, и то, и другое. Многим недобросовестным крюингам и судовладельцам невыгодно принятие этой Конвенции. А с другой стороны, документ объемный, поэтому не исключаю, что кому-то попросту лень было этим заниматься. На данный момент мы направили  документ на рассмотрение в Администрацию Президента Украины. И Морская администрация очень надеется, что в ближайшее время Президент Украины внесет его на рассмотрение в Верховную Раду Украины. Ратификация этого документа позволит нам защитить около 200-300 тысяч моряков, которые ежегодно привозят в Украину 3-4 миллиарда долларов, и эти средства поступают в нашу экономику.

РМ: В апреле этого года на заседании Комитета Меморандума о взаимопонимании по контролю государством порта в Черноморском регионе страны Черноморского бассейна определили статус портов, расположенных на территории АР Крым, как «закрытый». Сложно ли было добиться такого результата?

Дмитрий Петренко: Нам наконец-то удалось донести до стран Черноморского бассейна, что оккупация территории АР Крым является серьезной проблемой в регионе. Да, мы внесли на голосование такой документ, и было положительное голосование за признание статуса крымских портов «закрытым». Я думаю, что теперь судовладельцы будут более избирательными при заходах в порты Крыма. Мы продумывали разные варианты, вплоть до выхода из Меморандума в случае, если наша позиция не будет услышана. Но на сегодня у нас есть диалог и для нас важно иметь возможности адекватно реагировать на факты давления на наши суда в других портах. Мы также подняли вопрос о том, что на территории РФ безосновательно проверяются и задерживаются наши суда, и внесли предложение признать результаты этих проверок недействительными, не учитывая их в общей статистике. Технически мы это провели, политически вопрос остался пока открытым.

Главное, что наша команда смогла добиться того, что Меморандум принял такое решение. Ранее мы не входили в число ключевых игроков Черноморского бассейна. В прошлом году на заседании в Турции нам удалось вернуть себе статус такого игрока, а я был избран заместителем главы Меморандума. В этом же году я был избран его главой. Украина впервые за полтора десятилетия стоит у руля важных для нас процессов в Черноморском бассейне.

19-е заседание Комитета BSMOU
Фото: МИУ

РМ: А что по поводу Парижского меморандума? Что сделано для присоединения к этому протоколу?

Дмитрий Петренко: Сделано, с одной стороны, много, а с другой – ничего. Ресурсов, которые были в наличии в Укртрансбезопасности, было недостаточно, чтобы пройти весь этот путь. А вот у Морской администрации, думаю, это получится, и вопрос будет решен быстрее. Одна из первых проблем – финансирование. И помимо того, что нужно привести некоторые пункты в соответствие требованиям меморандума, необходимо еще создать спецфонд Морской администрации. К слову, с моей точки зрения положение Парижского меморандума о том, что инспектором может стать человек без морского образования, прошедший подготовку на курсах, в украинских реалиях может быть опасно. Мы не можем допустить возвращения «не специалистов» в эту отрасль. Да, Украина должна быть членом Парижского меморандума. Вопрос второй – время и финансирование. Думаю, этой цели мы достигнем.

В прессе было много инсинуаций по поводу того, что мы попали в черный список Парижского меморандума. Это чистой воды манипуляция и попытка политического давления на ситуацию. Например, США находятся в сером списке Парижского меморандума. А Украина, с ее тридцатью судами, которым всем по 40 с лишним лет и которые на плаву остаются, как говорится, только силой мысли, потенциально не может находиться в белом или сером списке. У Украины просто нет таких судов. Возродим судостроение, и ситуация изменится. И мы сейчас активно работаем, чтобы привлекать под наш флаг новый флот.

РМ: За прошедшее время со дня принятия решения о создании Морской администрации, с января, вы многое успели сделать?

Дмитрий Петренко: Мы прошли большой и тяжелый путь, чтобы запустить Морскую администрацию. Предыдущая попытка длилась в течение всего 2011 года, и в итоге ничего не произошло. И мы опасались, что новая Морская администрация повторит путь предыдущей. Поэтому я очень благодарен всем членам нашей команды, которые выложились по полной программе, чтобы запустить работу Морской администрации. Сегодня мы уже официально работаем, в штате порядка ста человек, сформированы основные направления, и в следующем году мы уже выйдем в работе на полную мощность, чтобы на 100 процентов выполнять свои функции.

РМ: Как прошел аудит IMO?

Дмитрий Петренко: Когда я пришел работать в Укртрансбезопасность, я с ужасом понял, что орган, который реализовал на то время 80% функций Морской администрации, совершенно не готов к аудиту. Не было ни специалистов, ни команды, ни видения, не было ничего. Можно было, конечно, опустить руки и ничего не делать. Но это же адреналин! Это азарт – а сможем ли? А получится ли? Нужно было выстроить конструктивную работу с министерствами и ведомствами… Все это заставляло нас двигаться вперед. Команда Укртрансбезопасности сделала достаточно много, чтобы Украина прошла аудит так удачно, как его не прошла, например, ни Франция, ни Италия. По количеству рекомендаций к устранению проблем Украина подтвердила, что у нас все далеко не так плохо, как можно было бы подумать. IMO в первую очередь смотрит на нормативную базу и выполнение международных обязательств. Да, может быть, мы не всегда в полном объеме выполняем все требования, но в целом нормы действуют, и я думаю, мы можем собой гордиться. Я благодарен команде Мининфраструктуры, потому что без профессиональной координации этого процесса с их стороны мы не получили бы такого эффекта. Они смогли всех объединить в нужный момент, и мы смогли при небольших ресурсах закрыть очень многие проблемные вопросы. Как и у любой страны, у нас есть проблемы, но в сравнении со многими странами мы все же лучше, и нам есть куда развиваться.

РМ: Что входит в ближайшие планы Морской администрации?

Дмитрий Петренко: Все мы знаем, какие сейчас есть научно-исследовательские предприятия морехозяйственного комплекса. «В живых» осталось два: ГП «ЧерноморНИИпроект» и ГП «УкрНИИМФ». К сожалению, мы надолго забыли о науке и ничего для нее не делали, и последствия этого ужасны. Весь тот багаж, который нам достался в наследство от СССР и на котором мы долго ехали, в принципе исчерпан. Новые кадры не готовим. Уже совсем скоро некому будет формулировать и просчитывать стандарты, проверять гидротехнические сооружения. Если Украина не будет осуществлять собственные научно-исследовательские работы, то мы потеряем «место под солнцем». Поэтому я ставлю перед собой задачу по возможности сохранить и развить научный потенциал в морской отрасли. Что для этого нужно? Деньги. А для финансирования нужны основания. Средства будут использоваться на исследования и разработку новых технологий. Мы хотим дать отрасли качественный импульс: вырастить новые кадры, показать стандарт, не потерять свой рейтинг. Нам нужно бороться за то, чтобы наш потенциал остался в Украине.

Важно также сделать так, чтобы судовладельцам было выгодно строить в Украине. А у нас для этого есть все, но есть и проблема – несовершенное законодательство. И после того как Морская администрация заработает,  это будет еще одним приоритетным для нас заданием. Мы будем работать совместно с министерствами, депутатами, чтобы подготовить качественный законопроект и внести изменения в налоговый кодекс. Это даст преференции и предоставит возможность строить суда здесь, в Украине. После того как проект закона будет готов, нужна будет поддержка средств массовой информации. Нужно популяризировать эти планы и объяснять, почему это будет выгодно стране. А выгодно будет обязательно! Это ведь и новые рабочие места, и возвращение утраченных страной позиций. И ведь утратили мы их по глупости, потому что не хватило воли ратифицировать соответствующий документ… Нашей судостроительной отрасли крайне важно дать качественный перезапуск.

Я пока не буду слишком детализировать наши планы. Не хочу, чтобы мои слова воспринимались, как банальный лонгрид с целью пустить людям пыль в глаза. Моя задача – сделать так, чтобы то, что мы наметили, состоялось. Допускаю, что по некоторым нашим инициативам сопротивление будет достаточно мощным, но думаю, отрасль, в конце концов, оценит эти изменения, и они пойдут только в рост привлекательности нашего морского сектора.

Морская администрация настроена на позитивные результаты работы при поддержке Кабинета Министров Украины, Верховной Рады Украины, Министерства инфраструктуры в сфере морского и речного транспорта. Ведь только скоординированная работа позволит возродить статус Украины как сильного морского государства, которое имеет огромный потенциал дальнейшего развития.