«Редкая птица»: какими они были, казацкие «чайки»

0
2943
Фото: wikimedia

…ни один корабль, как бы он ни был велик и хорошо вооружен, не находится в безопасности, если, к несчастью, встретится с «чайками»…
Эмилио Дасколи, «Описание Чёрного моря и Татарии», 1634 год

Запорожские казаки были выдающимися воинами: умелыми, хитрыми, терпеливыми. А уж отважными – до полного безрассудства. Об этом часто говорят, и нельзя сказать, что только из патриотизма. Приведённая оценка – это сборная цитата из записей иностранных хронистов того времени. Приятно, когда твоё мастерство признают благодарные потомки, но вдвое большая честь – когда его признал враг, с которым ты воюешь. Казаки удостоились такой чести.

Быть хорошим воином в случае казаков означало быть хорошим моряком. На суше украинцы воевали только с поляками. С татарами и турками приходилось иметь дело на море. И если с Польшей можно было как-то договориться, то с Османской империей и Ханством – нет. Это были враги навсегда. Казаки твёрдо знали, что их морской бой никогда не закончится. Что ж, если речь идёт о выживании – все средства хороши.

Лучшая стратегия в подобной войне – упреждающий удар. Казаки не стеснялись наносить такие удары. «…по настоящее время до 30, 40 и 50-ти челнов спускаются ежегодно в море и в битвах причиняют столь жестокий вред, что берега Черного моря стали совсем необитаемы, за исключением некоторых мест, защищенных крепостями, – не мог поверить своим глазам доминиканский аббат Эмилио Дасколи. – На море ни один корабль, как бы он ни был велик и хорошо вооружен, не находится в безопасности, если, к несчастью, встретится с «чайками», особенно в тихую погоду».

Чайкой в шестнадцатом-семнадцатом веке называли казацкое военное судно. Дасколи не преувеличивал – это слово понимали и одинаково произносили на всех языках, бытовавших на берегах Чёрного моря. Когда его выкрикивали на палубе турецкого корабля, экипаж начинал молиться Аллаху.

Чайки нельзя было назвать последним словом судостроения. Они изготовлялись просто, даже примитивно, чему очень удивлялся французский инженер Гийом Боплан, оставивший подробные сведения о чайках в «Описании Украины» 1660 года. Эта простота и была залогом ходкости и маневренности, из-за которых казацкие лодки прозвали в честь птиц. Строительство начиналось с того, что из липового, дубового или вербового ствола выдалбливали киль – основу будущей лодки. По бокам к килю прибивали ярус досок, к нему – следующий, и так далее, надстраивая борт судна, пока он не достигал трёх с лишним метров в высоту. Длина готового корпуса могла быть от 15 до 20 м., ширина составляла 3,5 — 4 м. Плотно сколоченный борт тщательно просмаливали.

Корма и нос чайки не различались: «Сии суда имеют руль и с носа, и с кормы», – изумлялся Корнелиус Крюйс, адмирал Петра I. Это помогало мгновенно, без разворота менять курс на противоположный, всего лишь начав грести в обратную сторону. Палубы не было, казаки ходили прямо по днищу, а для гребцов делали скамьи, сажая по два человека на весло. Вёсел на чайке было от 10 до 15 пар. На судне делали гнездо для установки мачты, но не ставили её сразу, а возили с собой в разобранном виде. Складная мачта стала одним из тех изобретений, которые так проклинали турки. Без мачты чайку нельзя было заметить издалека – борт поднимался из воды на 75 см, или чуть больше, а казаки, завидев врага, могли пригнуться или лечь на дно.

Но настоящим кошмаром для турок стала другая выдумка: снаружи вдоль борта чайки шёл толстый «пояс» из вязанок камыша – более полуметра в диаметре. В таком количестве лёгкий камыш держал лодку на плаву, даже если она была заполнена водой. Турецкие корабли не могли потопить чайку ни с первого ядра, ни с десятого, а больше они выпустить не успевали – казаки уже были у них на борту. Обстрел в упор из ружей тоже не приносил успеха – пули вязли в камыше, за которым прятались моряки. Камышовый «спасательный круг» давал возможность затопить чайку у поверхности в укромном месте, уйти в поход, а потом прийти и вытащить её из воды несколько дней спустя. Турки, постоянно привязанные к своим кораблям и слишком заметные из-за них, только мечтали о такой свободе.

Запорожцы на «чайках» нападают на турецкую галеру / Рисунок Опанаса Сластиона, 1900 год
Запорожцы на «чайках» нападают на турецкую галеру / Рисунок Опанаса Сластиона, 1900 год

Другим предметом зависти турок была быстроходность чаек. Казацкие лодки запросто развивали скорость в восемь узлов на одних только вёслах. Путь от устья Днепра до турецкого порта Анатолии – то есть, через всё Чёрное море – казаки проделывали за 35 — 40 часов. Турецкие галеры на их фоне выглядели медлительными и неповоротливыми. Можно понять Дасколи, писавшего: «Казаки так отважны, что не только при равных силах, но и двадцатью «чайками» не боятся тридцати галер падишаха, как это видно ежегодно на деле». Казаки, конечно, были отважны. Но галер они не боялись не поэтому.

У казаков не было верфей в промышленном смысле этого слова – таких, какие были в Османской империи. Их отсутствие приходилось восполнять инженерной изобретательностью. Над одной чайкой работали 60 мастеров – зато справлялись за две недели. Казаки могли потерять весь флот, и за месяц построить новый. В их распоряжении не было имперских ресурсов – чайка, наверное, самый экономный корабль в истории судостроения. Кроме дерева, на неё шло две бочки смолы, около 210 кг железа, чуть больше 40 м каната и 140 м всякого шнура и верёвки, чтобы привязать к борту камыш. Турки на одну галеру тратили полторы тонны железа и 1,7 тонны каната – на снасти, которые их всё равно не спасали.

Каждое казацкое судно было вооружено несколькими фальконетами – пушками калибра 45 мм. Но главным на чайке – тем, что делало её вёрткой, опасной, внезапной – были моряки. Разместившись по 50-70 человек на одном судне, они налетали на всё, что двигалось в Чёрном море, и оставляли после себя лишь горящие остовы. Абсолютным военным триумфом по праву считается операция 1652 года, когда 1000 казаков на чайках напали на Стамбул, разгромили порт, опустошили окрестности и скрылись со 150 пленниками. В погоню было пущено десять турецких военных кораблей. При попутном ветре корабли – редкий случай – настигли флотилию чаек, переполненных добычей. Но казаки потопили большую часть судов, а остальные разогнали. Один турецкий хронист даже писал, будто… Впрочем, это – уже другая история.