Сапожник без сапог: Иран страдает от избытка нефти и недостатка танкеров

0
1432
Иранский нефтяной танкер
Фото: danamotor

Иран никак не может увеличить экспорт нефти до желаемого объёма, и дело здесь вовсе не в том, что месторождения в стране внезапно оскудели. Нефтедобытчикам катастрофически не хватает судов для перевозки «чёрного золота»: часть иранских танкеров занята под плавучие склады, часть просто не на ходу. А иностранные компании всё ещё очень неохотно соглашаются работать с Ираном. Почему?

Куда делся иранский флот?

Европа обычно покупала около трети всей иранской нефти. Санкции, введённые в 2011 и 2012 годах, запретили ей это делать и заставили Иран полагаться исключительно на азиатских покупателей. Добычу нефти пришлось сократить, а часть танкеров вывести из эксплуатации.

Сейчас иранским компаниям принадлежит 55-60 танкеров. Примерно 25-27 из них стоят на якоре возле терминалов в Ассалуехе и на острове Харг, то есть, есть все причины полагать, что они используются как склады. Около 20 крупных танкеров нуждаются в посещении сухого дока, чтобы прийти в соответствие с международными стандартами. Как видим, за четыре года санкционного режима Иран сильно запустил свой флот.

Одиннадцать иранских танкеров находятся на пути в различные страны Азии с грузом на борту. Это стандартное количество судов, транспортирующих нефть из Ирана в восточном направлении, и они не могут быть переброшены на европейские маршруты. То есть, чтобы наладить экспорт нефти в Европу в объёме 2011 года, Ирану необходимы иностранные суда, и другого выхода у него нет.

Нет долларов – нет танкеров.

Почему зарубежные судовладельцы не хотят работать с Ираном? Дело в том, что США по-прежнему не разрешают банкам сотрудничать одновременно с американскими и иранскими компаниями, и не снимают запрет с долларовых операций, касающихся этой страны. А доллар – это основная валюта в нефтяном мире.

С момента снятия санкций в январе этого года Иран отправил в Европу всего 8 млн. баррелей нефти, которые были перевезены на восьми не-иранских танкерах. До 2011 года такой объём был бы продан тем же покупателям за 10 дней – европейские клиенты покупали у Ирана около 800.000 баррелей в сутки. Согласно данным служб обнаружения судов, ни один иранский танкер ещё не зашёл в европейский порт в этом году.

«Не вижу необходимости» и «нам есть, чем заняться».

Что думают об Иране владельцы танкеров, и есть ли шанс уговорить их сотрудничать?

«Не вижу немедленной необходимости работать с Ираном, – отрезал в ответ на этот вопрос Падди Роджерс, генеральный директор компании Euronav. – Нам есть, чем заняться: рынок очень насыщенный, тарифы неплохие. Кроме того, открывать специальный счёт в евро где-нибудь в Дубае, только чтобы начать работать с Ираном – это просто безумие».

«Члены нашей организации не спешат восстанавливать деловые отношения с Ираном, – отмечает Майкл Уайт, генеральный консультант Международной ассоциации независимых владельцев танкеров (INTERTANKO). – Причина, конечно, в запрете на долларовые операции. Пока Иран не решит этот вопрос, он будет возить свою нефть сам».

В самый неподходящий момент.

Правительство Ирана уже работает над тем, чтобы снять запрет США. Параллельно идёт спешная модернизация устаревших иранских танкеров. Одновременно иранские компании лихорадочно ищут какие-нибудь нефтехранилища на суше, которые можно было бы арендовать, чтобы разгрузить танкеры, занятые под склад. Но аренда зарубежных хранилищ сталкивается с той же долларовой проблемой, что и фрахт иностранных танкеров. Кроме того, нефтехранилища всего мира сейчас заполнены под завязку в результате перепроизводство нефти. Поэтому около 45-50 млн. баррелей нераспроданной иранской нефти всё ещё хранится на танкерах.

Почему США до сих пор не сняли банковских санкций с Ирана? Америка ждёт нового президента, а с ним – новой ядерной политики и новой позиции по отношению к Ирану. Окончательная отмена санкций последует – или не последует – только после выборов, которые пройдут в ноябре этого года. Этого же ждут и судовладельцы, которые пока не рискуют завязывать деловые отношения с опальной страной. Потому что Вашингтон может вместо снятия старых запретов добавить новые.

«Иран вернулся на западный рынок в неподходящий момент: в мире избыток нефти, и все затаили дыхание в ожидании президентских выборов в США», – резюмирует Гэвин Симмондс, глава департамента в Британской палате судоходства.

Вопросы страховки и близкого соседства.

Ещё одна причина, по которой судовладельцы не хотят работать с Ираном – вопрос страховки. Американским фирмам запрещено страховать иранскую нефть, поэтому остальные компании ломают головы, где раздобыть достаточное покрытие.

«Поэтому многие покупатели, которых очень соблазняет иранская нефть, всё же воздерживаются от её приобретения», – поясняет Ферейдун Фешараки, основатель консалтингового агентства FGE.

Впрочем, дело не только в США и Европе. Ирану предстоит замять ряд конфликтов с ближайшими соседями. Саудовская Аравия, как известно, запретила иранским судам посещать её порты. Бахрейн пошёл дальше: он не принимает суда, которые побывали в Иране в один из трёх предыдущих заходов в порт.

«Подобные запреты – это лишняя головная боль для судовладельцев, которой они, разумеется, хотят избежать», – подводит итог Фешараки.