Морская администрация: год работы позади — итоги

0
188

Почти год назад, 22 августа 2018 года, Кабинет Министров Украины принял решение о старте работы Государственной службы морского и речного транспорта (Морской администрации).

Для продуктивной  работы службы, созданной в соответствии с постановлением Кабинета Министров Украины № 1095 от 6 сентября 2017 года, нужно было утвердить структуру Морской администрации, объявить конкурс и набрать персонал, выполнить еще ряд сложных задач. Практически сразу с момента начала работы Морская администрация начала активное реформирование отрасли: были пересмотрены принципы работы капитанов портов, порядок выдачи морских документов, начался переход на цифровой документооборот. «Работник моря» побеседовал с руководителем Государственной службы морского и речного транспорта Украины Дмитрием Петренко о том, чего удалось достичь за год, и какие планы на будущее…

РМ: Дмитрий, в феврале 2019 года вы выступили с официальным докладом, в котором рассказали об итогах работы Морской администрации за 2018 год. Теперь же можно подводить еще один промежуточный итог. Итак, если говорить о времени, прошедшем с момента запуска службы, что удалось сделать за этот год?

ДП: Практически все из того, что мы декларировали и что было в наших возможностях, удалось. Кроме единственного «больного» вопроса – о финансировании, то есть о создании спецфонда. Вопрос был проголосован Верховной Радой, но, к сожалению, полного механизма его наполнения на данный момент нет. Поэтому работа по внедрению этого решения в жизнь продолжается. Мы ищем механизм финансирования в разных источниках, включая как участие в международных государственных донорских платформ , так и формирование материально-технической базы при поддержке европейской транспортной программы. Хотя честно говоря наше финансирование должно быть специализированным, для чего и создавался спецфонд и существует административный портовый сбор. Но на решение таких вопросов требуется время.

РМ: Чем поможет спецфонд Морской администрации?

ДП: В первую очередь, это развитие администрации и повышении рейтинга флага. Все морские администрации других стран развиваются и модернизируют технологии общения с судовладельцами и собственные возможности. Морская администрация – это в том числе представление интересов страны. Поэтому участие в  мероприятиях, которые проводит Международная морская организация и других мировых сообществ, защита своих позиций на международной арене — очень важны и жизненно необходимы.  Но без целевого финансирования на эти цели, никак не обойтись. К сожалению, финансирование представлений интересов государства за рубежом в госбюджете не предусмотрено.

Для того чтобы морская отрасль работала правильно, необходима в первую очередь коммуникация. Мы не живем в изолированном мире, поэтому речь в данном случае не о туризме и увеселительных поездках. Нам необходимо налаживать связи с другими морскими администрациями, заниматься ратификацией договоров, переводить нормативные документы. И это я еще не затрагиваю вопрос материально-технического обеспечения, которое также бюджетом не предусмотрено. Мы нашли другие источники, такие как, например, программа транспортного финансирования Евросоюза. Часть денег, которые были выделены Министерству инфраструктуры на транспортную отрасль, нам удалось перенаправить на развитие Морской администрации.

РМ: Туда входит и повышение зарплат?

ДП: Нет, все, что касается материально-технического обеспечения. А вот в спецфонд входят и зарплаты. Для того чтобы в отрасли работали профессионалы, и работали качественно, им нужно хорошо платить. Конечно, такие зарплаты, как на флоте, в Морской администрации получать нереально. Но достойные зарплаты должны быть. В ситуации с зарплатами еще предстоит много работы: нужно будет внести изменения в нормативно-правовые акты, в законы, в бюджетный кодекс… Я же сейчас хочу поговорить о приятном.

Я горжусь своим коллективом. Нас сейчас 190 человек, и еще проводятся конкурсы, то есть мы постоянно находимся в поиске специалистов. Но на 95-98 процентов мы укомплектованы. Люди – это самый сильный потенциал, и я ими горжусь. Мы открыли первый Морской сервисный центр в Одессе, а затем и в Измаиле. Мы завершили реформу капитанов портов, которая воспринималась неоднозначно. Буквально через месяц после того, как точка в этой реформе была поставлена, снялись все вопросы, все страхи и опасения ушли. Мы не видим негативного отношения бизнеса к этой реформе. Никакого коллапса или остановки системы не произошло. У нас заработали все территориальные подразделения Морской администрации на максимальную мощность. Мы завершили процесс передачи предприятий и формируем новое видение развития морской отрасли. Мы хотим, чтобы наши моря и реки были самыми безопасными. У нас программные  и амбициозные планы, очень много цифровых решений и технологий, которые помогут бизнесу и сделают нашу отрасль прозрачнее и информативнее. Мы обязательно будем их внедрять в этом и следующем году.

На примере того же сервисного центра мы перешли на принцип «государство для людей». Первый сервисный центр взял на себя порядка 50-60 процентов всего объема услуг, которые оказывают морякам в Одессе. Люди до сих пор не могут поверить, что можно прийти в сервисный центр, сдать экзамен квалификационной комиссии, там же сдать протоколы и получить паспорт моряка. Да, мы выслушали много критики по этому поводу. Но мне кажется, часть людей просто не понимала, о чем речь, еще часть была дезинформирована. А еще какая-то часть была заинтересована в том, чтобы процессы проходили по-старому. Когда те, кто хотел податься сами, без посредников, тратили огромное количество времени в очередях, для того чтобы просто подать документы. А сейчас этого делать не надо, и главное – не нужны посредники. Я уверен, что эти, как я их называю, «тараканы» не переживут ядерную зиму. Люди поймут, что можно приходить и получать сервис, и не надо искать какого-нибудь посредника, который оформит за тебя документы и подаст заявление. Сотрудники сервисного центра сами все делают, понятно, прозрачно и без очередей. Сейчас с сотрудниками сервисного центра посетители практически не контактируют. Наш антикоррупционный отдел работает в этом направлении. Мы фиксируем все заявления, которые приходят нам на «горячую линию». Все это необходимо, чтобы у людей, в первую очередь у сотрудников, не появлялся соблазн. Коррупцию невозможно побороть одним желанием. Это надо делать системно.

РМ: У капитанов в порту уже нет проблем с этими непонятными ситуациями, когда агенты подают документы то одному чиновнику, то другому? Или еще остались нюансы?

ДП: Никто никому ничего не подает. Капитан порта – один, он же сотрудник Морской администрации и он же государственный служащий. Капитаны морских портов, которые работали от Администрации морских портов Украины, уволены приказом. Ситуация правильная. Это прогресс государства, которое понимает: нельзя давать контролирующие функции государственным предприятиям. Это конфликт интересов. Сейчас вся система поменялась.

РМ: Поговорим о материально-техническом обеспечении…

ДП: С форменной одеждой пока все в процессе, и я надеюсь, что до конца года у нас все получится. По другим позициям ситуация лучше: мы провели тендеры и закупили пять лабораторий, которые будут использоваться в портах. Это даст возможность сделать проверки при разных формах государственного контроля еще более прозрачными. В первую очередь речь о PortStateControl (PSC). Все наши инспектора уже используют видеокамеры при проведении проверок. Мы, кстати, презентовали это нововведение первыми из наших соседей на съезде Черноморского меморандума в Бургасе.  Украина первая ввела этот вариант работы с камерой  для прозрачности и объективности. Наши иинспектора работают с планшетами, пользуются всеми базами. Эти противоударные планшеты с мобильным интернетом дают возможность сразу на борту заполнить акт. Чуть позже приобретем миниатюрные принтеры, и там же можно будет распечатать документ. Это очень удобно.

Сейчас проводится закупка спецавтомобилей, потому что спецтранспорта у нас, к сожалению, вообще нет. А порты большие, передвигаться надо много, и это реально усложняет работу. Кроме того, до конца года будет куплено три морских катера, которые смогут перемещаться и по рекам. Катера можно будет использовать и на открытых участках, на небольшом удалении от берега, и, благодаря небольшой осадке, эксплуатировать их и на реках.

РМ: А как в целом обстоит ситуация с контролем на реках?

ДП: У нас как раз закончился месячник безопасности. Результаты уже обработаны и опубликованы, и мы четко понимаем над чем работать.

Люди, конечно, за 25 лет отвыкли, что нужно иметь права и документы на плавсредства. Но мы не предпринимаем карательные меры, а проводим вместе с полицией предупредительные мероприятия. Толерантности нет лишь по отношению к тем, кто управляет плавсредствами в нетрезвом состоянии. Тут мы действуем очень жестко и составляем протоколы. Были внесены изменения в законодательство, в т. ч. в криминальный кодекс, и мы, кстати, имеем право сами, без полиции, проверять на наличие алкоголя в крови. Кроме того, мы проверяем пункты проката плавсредств. По результатам проверок составим специальную карту лицензированных стоянок и пунктов проката, которая будет предоставлять человеку всю информацию, включая и данные о собственнике пункта проката. Планируем, что до конца года эта система заработает. Информативная карта делается для удобства людей. За этот сезон вся информация собирается, консолидируется. Будем публиковать и информацию о незаконных пунктах проката и требовать, чтобы они привели в порядок документы в соответствии с законодательством. Это же все – безопасность, и пренебрежение ею, несоблюдение правил может привести к трагедиям. Наша задача – максимально нивелировать риски, чтобы люди четко знали, где безопасно.

Словом, процентов 80 из тех шагов, о которых мы заявляли, нам удалось реализовать. 18 июля 2019 года был открыт второй сервисный центр для моряков в Измаиле. В начале сентября такой центр откроется в Херсоне. Причем на площадке сервисных центров собраны все предприятия морской отрасли. До конца августа мы запустим электронную регистрацию: зарегистрировать плавсредство в сервисном центре можно будет полностью в закрытом цикле, с регистром и со всеми документами. С августа можно будет проходить комиссии по маломерным судам. До конца года, думаю, мы полностью перейдем на пластиковые права. Пока это тестируется в Киеве, и нам еще нужно подкорректировать программное обеспечение. Но думаю, до конца года мы получим красивые  и удобные пластиковые права. Документы старого образца можно будет обменять на пластик тоже в сервисных центрах.

РМ: Что с биометрическими паспортами для моряков?

ДП: Мы получили поддержку от Кабинета Министров, и до конца года должны получить дополнительное финансирование. Требуются серьезные вливания для закупки оборудования. До конца года мы решим техническую составляющую и определимся с оборудованием. И если все будет как планируем, то в первом квартале следующего года начнем выдавать биометрические паспорта в тестовом режиме. Думаю, начнем с Киева. Предстоит отработать много вопросов по печати, логистике, транспортировке с Полиграфкомбинатом. Как только мы поймем, что система нормально работает, запустим ее по всем городам, в первую очередь портовым.

РМ: По Конвенции о труде в морском судоходстве 2006 года (MLC 2006): уже были какие-то контакты с новой администрацией президента?

ДП: Мы сейчас работаем усердно в этом направлении, получаем от Мминистерства иностранных дел еще пару необходимых переводов и документов и сразу зашлем их в Офис Президента. Мы прилагаем большие усилия, чтобы готовый качественный документ отослать в Офис Президента и просить, чтобы этот проект был приоритетным и Офис внес его в парламент на ратификацию. В Украине 250 тысяч моряков, которые не защищены на международном уровне. Ратификация конвенции даст возможность получить четкий механизм привлечения к ответственности недобросовестных судовладельцев и защиту наших граждан.

РМ: Что вы можете сказать о работе тренажёрно-учебных центров?

ДП: Двадцать с лишним лет была какая-то перманентность для  моряков. Их, к огромному сожалению, не учили в тренажерных центрах, а просто за их деньги печатали им пластик и выдавали через посредников. Всего пару центров в Украине действительно готовили профессионалов – и все эти центры работали в основном на иностранных судовладельцев и представительств иностранных крюинговых агентств. Они  набирали моряков на работу на свои суда и рискнули вложить деньги в их подготовку в Украине. Они четко понимали, какой риск иметь на борту судна, не подготовленного работника, в том числе иностранные страховые корпорации и компании, поставили их перед дилеммой – либо сами готовьте специалистов под вашим контролем на Украине – либо переучивайте их за границей в тех тренажерных центрах, которые признаны мировым сообществом.

Сейчас ситуация стала меняться, и появилась первая конкуренция.  В первую очередь, потому что государственный орган перестал вмешиваться в деятельность, а стал честно проверять. Когда мы видим, как готовят наших специалистов в  так называемых «тренажерных центрах», которые за месяц выдали две или четыре тысячи сертификатов, имея трех преподавателей и арендуя  25 квадратных метров, то кого мы обманываем?

Такие центры больше работать не будут.

Сейчас мы видим совсем другую тенденцию: тренажерные центры начали вкладываться в материально-техническую базу, меняют свой подход и идеологию, проводят нормальное обучение. Конечно же  не все и не сразу, и мы отчетливо понимаем, что это будет долгий процесс. Но после того как заработает единая информационная система Морской администрации, возможностей для махинаций у всех центров не останется. Поверьте, пока я буду находиться в этом кресле, сделать из наших моряков — «таксистов» я не дам. Этот путь вел нас в никуда 20 лет. Весь мир сегодня знает, что у нас пластик покупается. Вот вам самое большое «достижение» наших предшественников.

РМ: Что сейчас мешает запуску этой единой системы?

ДП: Сейчас мы на этапе тендеров. Заключили договоры с институтом, который готовит нам техническое задание. Хотим, чтобы оно было всеохватывающим. Чтоб оно включило все ответы на вопросы, уменьшило бюрократию и перевело все, что возможно, в цифровой формат. В Морской администрации, например, сейчас полностью цифровой документооборот. Мы четко видим сроки, кто, сколько отрабатывал, какой документ, и это прекрасно. Мы общаемся с другими органами сейчас так же: я подписываю цифровое письмо, и оно уходит гораздо быстрее бумажного, имея такую же юридическую силу. У всех есть цифровые подписи. У нас остался только небольшой перечень документов в бумажном формате, они подписываются мной как исходящие. Но и это скоро будет в прошлом. Это госслужба, но с совершенно новым лицом. Здесь нет места бюрократам. Свою работу нужно делать с удовольствием и быстро.

РМ: Традиционный вопрос – каковы ваши планы?

ДП:    Св.Франциск Асізський казав: «Почніть робити те, що потрібно. Потім робіть те, що можливо. І ви раптом виявите, що робите неможливе».

А еще мне очень нравится, что  «плани – ніщо, а планування – все..». Поэтому планирование у нас наполеоновское.

Я считаю, что человек, который не умеет мечтать и не видит будущего, обречен. Тем более если он хочет развивать отрасль, за которую он отвечает. В этом году мы осилим открытие в общей сложности четырех сервисных центров. И вероятнее всего откроем первый Центр оказания административных услуг (ЦНАП) в Киеве. По функциям он будет несколько отличаться от сервисных центров. И мы будем стараться, чтобы по уровню сервиса он был не хуже, чем ЦНАПы в других организациях.

У меня есть мечты, и это не пустые слова. Они базируются на том, что я видел по своему опыту, за границей. Я знаю, как бывает, видел и хорошие, и плохие примеры работы морских администраций и прочих морских органов. И я знаю, что мне бы хотелось видеть здесь. То, что всегда будет позиционироваться как  «френдли». Госслужба с человеческим лицом, человеческим отношением. Реализуя это, я был очень рад, когда увидел, как работает первый сервисный центр в Одессе. Люди видят, что отношение к ним может быть и должно быть нормальным.

Это новое понимание жизни и работы тех людей, кто связал с морем свою жизнь.

От редакции:

Напомним: главными задачами Морской администрации являются реализация государственной политики в сфере морского и речного транспорта, торгового мореплавания, судоходства на внутренних водных путях, обеспечение навигационно-гидрографического мореплавания, а также обеспечение и осуществление государственного надзора за безопасностью на морском и речном транспорте. На сегодняшний день Морская администрация является единственным центральным органом исполнительной власти, деятельность которого координируется Кабмином через Министерство инфраструктуры. Учитывая масштаб подготовительных работ, новая Госслужба была запущена в предельно короткий срок. Так, с 28 марта 2019 года Морская администрация начала выдавать документы морякам. В Одессе дипломы и паспорта выдаются на Успенской, 4. Получить диплом или паспорт моряка также можно в территориальных отделениях Морской администрации в Измаиле, Херсоне и Мариуполе.