Рабы в XXI веке: кто и как ловит рыбу в водах Таиланда

0
372

Трёхлетнее расследование таиландского «дела о рабстве» принесло плоды: в этом месяце было арестовано восемь человек, подозреваемых в использовании рабского труда и жестоком обращении с людьми. Центром налаженной системы современного рабовладения является южный таиландский порт Кантанг.

В Таиланде рабский труд используют для ловли рыбы: в число задержанных попал владелец рыболовного предприятия, трое его подручных и четыре капитана, работающих в компании. Арест был произведён 7 ноября, после того, как местная полиция рассмотрела и признала весомыми доказательства, собранные британской неправительственной организацией Environmental Justice Foundation (EJF), занимающейся защитой прав человека. У EJF есть свидетели по делу – рыбаки, которым удалось сбежать с рыболовных судов. Подозреваемым предъявят обвинения в начале следующего года – закон разрешает держать их под арестом 84 дня. Следствие по делу продолжается, в полиции готовятся к новым задержаниям.

EJF подала отчёт о своём расследовании через неделю после того, как компания Nestle, швейцарский производитель продуктов питания, признала факт использования рабского труда на некоторых этапах производства своих товаров. Напоминаем, что недавно в Лос-Анджелесе покупатели кошачьего корма Fancy Feast торговой марки Nestle подали на компанию в суд за использование в изготовлении корма рыбы, выловленной в Таиланде руками рабов. Nestle уже год проводит собственное расследование проблемы, результатом которого и стало публичное признание.

Стив Трент, директор EJF, выражает надежду, что предоставленная им информация поможет защитить таиландских рыбаков, большая часть которых – неимущие мигранты из менее благополучных стран, в первую очередь – из Камбоджи и Мьянмы. Тайланд занимает третье в мире место по вылову рыбы, которую у него покупают все крупные продуктовые компании планеты. В ходе расследования может пострадать репутация не только Nestle.

«Главное, чтобы это не превратилось в показательный процесс, цель которого – умиротворить общественность, – считает Трент. – Все заботятся о репутации, и никому нет дела до справедливости. Но так или иначе, виновные должны понести наказание».

В Кантанге вылавливается около 65.000 тонн рыбы в год – таков результат совместной деятельности трёх крупных рыболовных компаний: Boonlarp Fishing, Jor Monchai, и Wor Wattana Sohpon. Представители всех трёх компаний заверяют, что злоупотребления в отношении мигрантов, если таковые и были, – дело прошлого, и сейчас все работники нанимаются честно, получают достойною зарплату и не могут пожаловаться на обращение.

«На берегу нет и не может быть речи ни о каком насилии, – утверждает Прамоте Чолвисит, владелец Jor Monchai. – Применение физической силы может иметь место лишь в море, если иностранные рабочие затевают драку между собой. По крайней мере, раньше такое случалось. Теперь мы решаем подобные проблемы мирно – просто стараемся рассаживать зачинщиков по разным лодкам».

Отчёт EJF подробно описывает, как мигранты из Камбоджи и Мьянмы, привезённые работать на рыболовных судах Кантанга, попадают в замкнутый круг долгов и насилия. Чтобы контролировать рыбаков, когда они находятся на берегу, брокеры в Кантанге нанимают целые сети подручных и информаторов, к примеру, водителей такси. В открытом море рыбаки сталкиваются с запугиванием, непосильной работой, ненормированным рабочим днём и опасными условиями труда. Убийства работников также происходят в море – так легче всего замести следы.

«Они кричат, бьют, мучают, а когда убивают, то сразу выбрасывают тело в море», – рассказывает Тун Тхет Со, рыбак, сбежавший со своего судна.

Масштаб применения рабского труда в рыбной ловле в Тайланде трудно оценить. Всего в производстве местных морепродуктов занято более 650.000 человек, около 250.000 из них являются выходцами из Мьянмы, Камбоджи и Лаоса. Многие официально не зарегистрированы. Евросоюз угрожает прекратить импорт таиландских морепродуктов, если ситуация не изменится, но пока что это просто угрозы.

Интенсивный вылов рыбы в водах Таиланда привёл к оскудению рыбной популяции, поэтому с каждым годом рыболовные компании уводят свои суда всё дальше от берега и всё дольше держат их в море. Некоторые занимаются ловлей в водах Малайзии или Индонезии. Это резонно, хоть и незаконно: в собственно таиландских водах количество рыбы с 1966 года сократилось на 86%, и подобного разорения морской фауны сейчас не наблюдается нигде в мире.

В этом и заключается причина использования рабского труда: если рыбы всё меньше и обходится она всё дороже, значит, нужно экономить на чём-то другом. В этом секторе таиландской экономики рабство успело стать рутиной, а уничтожить его не даёт коррупция: большинство чиновников прекрасно знают, что происходит у них под носом, но молчат, получив свой процент прибыли. EJF утверждает, что часть полиции тоже коррумпирована, и всячески препятствует любому расследованию.

«Полиция прилагает все усилия для скорейшего наказания виновных, – не согласен с позицией EJF представитель Королевской полиции Таиланда Киссана Фатханачарон. – Сейчас мы пытаемся очертить круг подозреваемых и отследить активы рабовладельцев. Отмывание денег – вот на чём обычно «прокалываются» в таких делах. Очистить индустрию от всех преступников и взяточников будет непросто. Здесь, в провинции, каждый директор считает свою компанию королевством, а себя – королём. Наша задача – разрушить этот уклад, переведя их всех под контроль Бангкока».