Над нефтяной индустрией Норвегии нависла угроза забастовки

0
193
Petrojarl Knarr / Фото: BG group

574 норвежских нефтяника могут начать забастовку с 25 июня этого года, если профсоюзные организации не договорятся с работодателями о повышении зарплат. Государство уже назначило посредника в переговорах, провал которых угрожает спадом добычи нефти в стране.

Угроза забастовки нависла над компанией Teekay Petrojarl, норвежским филиалом Teekay Corporation. В частности, забастовку планирует 101 работник плавучей нефтяной платформы Petrojarl Varg, которая производит нефть для испанской компании Repsol, и 88 рабочих платформы Petrojarl Knarr, добывающей нефть для британской BG Group. Varg вырабатывает порядка 6.000 баррелей в день, тогда как недавно запущенный Knarr планируют постепенно разогнать до 63.000 баррелей суточной нормы.

На сегодняшний день в Норвегии существует четыре влиятельных профсоюза нефтяников: Fellesforbundet, Industri Energi (IE), Lederne и SAFE. Бурильщики с платформ Varg и Knarr состоят в союзе SAFE. К ним обещают присоединиться 379 рабочих, состоящих в IE, и четыре человека из небольшой профсоюзной организации DSO. Участники забастовки из IE и DSO работают на четырёх буровых вышках, принадлежащих компаниям Odfjell Drilling, Stena Drilling, China Oilfield Services и A.P. Moeller Maersk’s.

Решающий раунд переговоров между профсоюзами и Норвежской ассоциацией судовладельцев (NSA), представляющей интересы работодателей, назначен на 24 июня. Если конфликт затянется, на забастовку может выйти до 4.900 бурильщиков, утверждают профсоюзы. Большая часть потенциальных бастующих занимается буровой разведкой и сопутствующими работами.

Требования норвежских нефтяников, которые бастуют достаточно часто, обычно включают в себя повышение заработной платы. Средний годовой доход нефтяного рабочего в Норвегии составляет около миллиона норвежских крон (≈€113.000), средняя занятость – 16 недель в году. Жалование, как правило, требуют увеличить на 20%. Но гораздо больше бурильщиков беспокоит другое – пенсия, которая составляет порядка 55% оклада и кажется нефтяникам низкой, хотя по меркам Норвегии это один из лучших вариантов. Впрочем, рабочих беспокоит даже не столько размер пенсии, сколько пенсионный возраст, который они безуспешно пытаются снизить с 67 до 62 лет.

Последняя важная встреча представителей SAFE и NSA состоялась 21 мая этого года и была полностью посвящена обсуждению размеров заработной платы нефтяников. По результатам встречи члены SAFE заявили, что им не было предложено ничего существенного. «Всем их предложениям грош цена», – так высказался Хильде-Марит Рисст, глава профсоюза.

В NSA также остались недовольны результатами переговоров. «Бурильные компании-подрядчики в сложной ситуации, – заявил Якоб Корсгаард, сотрудник Maersk Drilling и старший специалист по переговорам в NSA. – Они сокращают или отправляют в отпуск работников, клиенты давят на них, требуя снижения цен. Жаль, что профсоюзы не хотят этого понять».

В отличие от встречи 21 мая, переговоры, назначенные на 24 июня, будут проходить в присутствии государственных посредников, на чём отдельно настояли в NSA. Как известно, в Норвегии государство имеет право заставить бастующих нефтяников работать, если забастовка угрожает подрывом экономики. Поскольку Норвегия является восьмым в мире экспортёром нефти и получает от этого пятую часть всего дохода, забастовка бурильщиков обычно расценивается как настоящее бедствие. Сейчас, пока она ещё не началась, есть возможность решить дело миром, просчитав исход партии до того, как сделан первый ход.