Очевидное невероятное: истории людей, чудом выживших в море. Часть 1

0
2287

Вторая часть.

Каковы шансы выжить, оказавшись беспомощным в открытом море? Сколько человек может продержаться после кораблекрушения, в надежде, что его спасут? Это от многого зависит. Иногда спасти жизнь может гвоздь или моток верёвки, вовремя оказавшийся под рукой. В основном же на одиночек посреди моря распространяется «правило трёх». Человек остаётся в живых три часа без опоры, три дня без воды и три недели без пищи. Есть люди, которые испытали действие этого правила на себе.

Брэд Кавана и Дебора Кили.

Брэд Кавана и Дебора Кили

Поздней осенью 1982 года пятеро молодых людей решили отправиться из штата Мэн в штат Флорида на 18-метровой прогулочной яхте. Это были штурман Джон Липпот, его девушка Мег Муни, а также Марк Адамс, Брэд Кавана и Дебора Кили. Все они, за исключением Мег, имели опыт морских путешествий, некоторые были опытными любителями. Однако солнечная погода и тихое море располагали к отдыху, поэтому вино на яхте лилось рекой.

На вторые сутки плавания погода ухудшилась. Во время вахты Деборы и Брэда начался шторм. Скорость ветра достигала 60 узлов, высота волн была больше пяти метров. Вахтенным пришлось выдержать 11-часовое дежурство, пока остальные путешественники сначала пили, а потом трезвели в каютах. Наконец, Джон и Марк смогли сменить товарищей. Полумёртвые от усталости, Дебора и Бред уснули.

Они проснулись среди ночи и обнаружили, что судно дало сильную течь, а их попутчики легли спать, привязав штурвал канатом, чтобы не крутился. Судно было близко к гибели, пришлось спустить на воду надувную шлюпку, которая перевернулась вверх дном. До опрокинутой шлюпки добрались все пятеро, но неопытная Мег в процессе сильно поранилась. Из-за сильного ветра перевернуть лодку обратно не получилось, и следующие 18 часов вся компания просто держалась за её борт, по очереди помогая обессиленной Мег.

На следующий день шторм стих. Путешественники сумели вернуть шлюпку в нормальное положение и забраться на борт. Очень вовремя: море вокруг уже кишело акулами, которые сопровождали лодку все последующие дни. Мег лежала без сознания с заражением крови. Остальных мучила жажда. На третий день после крушения Марк и Джон начали пить морскую воду. Вскоре у них начались галлюцинации. Первым не выдержал Джон: сказал, что выйдет «в магазин за сигаретами», соскользнул за борт и поплыл. Далеко он не уплыл – на лодке услышали крики, и Джон скрылся под водой.

Следующим был Марк – заявил, что хочет «освежиться» и нырнул за борт. На этот раз криков не было, но что-то глухо ударило в днище, и вода окрасилась в красный цвет. Бред и Дебора были в отчаянии – рыдали, проклинали судьбу. Наконец, оба уснули, а проснувшись, обнаружили, что Мег умерла. Окоченевшее тело пришлось сбросить за борт. Через несколько часов выжившие увидели спасательное судно, которое приняло их, полуживых и полубезумных, на борт.

Аманда Торнс и Деннис Уайт.

Аманда Торнс и Деннис Уайт

В ноябре 2010 года двадцатипятилетняя Аманде Торнс вышла в море со своим отцом Уильямом Торнсом и крёстным Деннисом Уайтом, которым тогда было по 64 года. Их четырнадцатиметровый кеч*, построенный крёстным Деннисом, отбыл из штата Массачусетс и направился к Бермудским островам, управляемый твёрдой рукой капитана Торнса. Аманда не впервые выходила с отцом в море, маршрут был знаком до мелочей, погода не предвещала беды. У Денниса Уайта за плечами был опыт кругосветного плавания на яхте.

Вскоре начался шторм – настолько сильный, что все трое были вынуждены закрыться в каюте. Но потом капитану Торнсу пришлось подняться на палубу, чтобы принять управление судном. Волны к тому времени достигали десяти метров в высоту, дочь и лучший друг пытались хоть немного поспать в каюте. Посреди ночи гигантская волна опрокинула судно на бок. Корпус выровнялся, но капитан оказался за бортом, запутавшись в клубке из снастей. Проснувшись и выбравшись из каюты, Аманда и Деннис сделали всё, чтобы втащить его обратно на борт. У них не вышло, и вскоре капитана унесло волной вместе с частью такелажа.

Следующие три дня Аманда и Деннис горевали об Уильяме, стоя по колено в воде, вычерпывая её за борт и стараясь не замёрзнуть насмерть. Шторм продолжался, средства связи не работали. Волны швыряли судно, как скорлупку. Сломанная носовая мачта, свисавшая набок, и отдавшийся сам по себе якорь угрожали окончательно потопить кеч. Двигатель не работал, генератор смыло за борт. Путешественники пытались подать сигнал проходящим судам с помощью парашютных ракет, но не были замечены.

Наконец, шторм стих. На десятый день после гибели товарища Деннис сумел обрубить якорь, а также остатки мачты и снастей за бортом. Потом он взял трехметровую мачту от спасательной шлюпки и прикрепил к основанию сломанной мачты кеча. Приладив парус к этой импровизированной опоре, Аманда и Уайт в первый же день прошли 50 миль. На следующий день они снова выпустили сигнальную ракету, которая была замечена с проходящего мимо танкера. Экипаж танкера подобрал путешественников – через пятнадцать дней после начала  рокового шторма. «Я хочу обратно мою старую жизнь», – вот всё, что смогла сказать осиротевшая Аманда.

Саму Перес, Фило Фило и Эдвард Нассау.

Саму Перес, Фило Фило и Эдвард Нассау

В начале октября 2010 года Саму Перес, Фило Фило и Эдвард Нассау отплыли на маленькой алюминиевой лодке от атолла Атафу, одного из островов Такелау, принадлежащих Новой Зеландии. Из трёх путешественников Эдвард оказался самым старшим – ему было шестнадцать, а Саму и Фило только по пятнадцать лет. Сильное течение отнесло лодку в сторону от запланированного маршрута. Когда мальчики не объявились дома в оговоренный срок, в океане была начата поисковая операция. Не найдя лодки на территории в тысячу квадратных километров, спасательные службы объявили всех троих погибшими. Убитые горем семьи отслужили поминальную службу.

Каково же было изумление родных и близких, когда через 50 дней «погибшие» вернулись к ним целыми и невредимыми. Мальчики объяснили, как смогли продержаться столько времени. Каждое утро они пили росу, выпавшую на кусок брезента, расстеленный посреди лодки – она заменяла им минимум пресной воды. Очень выручали частые дожди. Едой служили зазевавшиеся чайки, севшие на лодку, и сырая рыба, проплывавшая мимо. Впрочем, поесть удавалось нечасто, поскольку ловить еду было нечем, кроме рубашек и голых рук.

В конце ноября на мальчишек наткнулось рыболовное судно, вышедшее на промысел у островов Фиджи. По свидетельству рыбаков, подростки сохраняли присутствие духа, хотя без посторонней помощи не могли даже стоять. Они преодолели более тысячи миль – таково расстояние от Атафу до Фиджи. В больнице всех троих пришлось лечить от истощения, обезвоживания и сильнейших солнечных ожогов. Надо сказать, помощь подоспела вовремя: всю последнюю неделю не было дождей, и мальчики начали пить морскую воду, что убило бы их через несколько дней.

Ричард ван Фам.

Ричард ван Фам

Ричарду ван Фаму, выходцу из Вьетнама, проживавшему в Калифорнии, было 64 года, когда он отправился из Лонг Бич на остров Каталина. Путешествие, предпринятое в мае 2002 года, должно было продлиться три-четыре часа. Восьмиметровая лодка Sea Breeze не отличалась новизной и надёжностью, но обращался с ней Ричард умело – вообще-то, она служила вьетнамскому эмигранту домом. Через час после отплытия этот дом оказался в эпицентре внезапного шторма, после которого остался без мачты, средств связи и со сломанным мотором. Единственный член экипажа понятия не имел, где он оказался, и куда его несёт.

Затерянный в океане Ричард быстро понял, что очень хочет жить. Он понимал, что искать не будут: у Фама не было родных в США, никто вообще не знал, куда он отправился. В первые же дни ему посчастливилось поймать черепаху, которую он частично съел, частично пустил на приманку для птиц. Привлечённые кусочками вяленого мяса чайки садились на палубу и получали дубинкой по голове. Из подручных средств Ричард соорудил испаритель для морской воды. Это решило сразу две проблемы: появилась пресная вода из конденсата и морская соль, помогавшая сохранить дичь. Когда солонина надоедала, Ричард выламывал доску из обшивки лодки, разводил огонь и устраивал барбекю. Фам не скучал во время путешествия: у него в лодке был телевизор на солнечных аккумуляторах, так что можно было смотреть передачи.

Горизонт, в который вглядывался Ричард, оставался чистым три с половиной месяца. Наконец, над ним пролетел какой-то самолёт, которому Фам долго махал руками. То был военный самолёт, высматривавший признаки морской контрабанды наркотиков. Увидев Ричарда, пилот связался с ближайшим фрегатом, и тот пришёл на помощь потерпевшему. Спасение состоялось в двух с половиной тысячах миль от исходного пункта плавания.

Не все поверили Фаму, клявшемуся, что не наткнулся ни на одно судно за всё время дрейфа. Всё-таки калифорнийские воды известны оживлённым трафиком. Взамен Sea Breeze, потопленной фрегатом, энтузиасты пожертвовали Ричарду новую лодку, напичканную средствами связи и навигационным оборудованием. На этой лодке через каких-нибудь два года Фам вновь потерялся в океане – правда, был спасён через пару суток. На лодке не было и следа дорогих приборов. Вторая история закончилась куда прозаичнее: Ричарда оштрафовали за ненадлежащее техническое состояние судна.

Линь Пэн.

Линь Пэн

Линь Пэн – всемирно известный рекордсмен по одиночному выживанию в открытом море. Он провёл 133 дня – всю зиму 1942-43 года и даже больше – на спасательном плоту в водах Атлантики. На плот Линь Пэн попал после гибели британского парохода Ben Lomond, на котором работал стюардом. В ноябре 1942 года тихоходный и плохо вооружённый Ben Lomond, отбывший из Кейптауна и шедший в Голландскую Гвиану, стал лёгкой добычей для немецкой субмарины. После того, как в корпус попала торпеда, и судно стало тонуть, Линь Пэн надел спасательный жилет и прыгнул за борт. Очень вовремя – на судне вскоре взорвались котлы, и Ben Lomond пошёл ко дну.

Линь Пэн плохо плавал, но каким-то чудом продержался на воде два часа, пока не наткнулся на стандартный спасательный плот шириной в 2,5 м. На плоту обнаружились сокровища – сигнальные шашки, печенье, шоколад и аж сорок литров питьевой воды. Линь Пэн не стал набрасываться на припасы: он определил себе крошечную ежедневную порцию для поддержания жизни и начал завязывать узелки на бечёвке, отсчитывая дни. Но дни шли и шли – вскоре Линь Пэн перестал вязать узелки, начав отсчитывать месяцы по полнолуниям.

Вояж затягивался, но не потому, что мимо не проходили суда. Напротив, Линь Пэн насчитал несколько потенциальных спасителей в первый же месяц путешествия. Но экипажи встречных судов не спешили оказать ему помощь: у военных кораблей были свои дела, а гражданским судам мешали то шторм, то азиатская внешность потерпевшего. Линь Пэн понял, что спасётся, только достигнув берега. В довершение всех бед на плот обрушился шторм, лишивший его остатков провизии и воды. Он выжил, голыми руками поймав птицу, свернув ей шею и напившись крови.

После этого Линь Пэн взялся за дело. Проволока из фонарика и кусок мяса дали возможность поймать первую рыбину. С жаждой помогла справиться дождевая вода и кровь акулы, которую он поймал, используя в качестве наживки собственную руку, обмотанную тряпкой. Добивать хищницу пришлось уже на плоту с помощью доски. Деликатесных акульих плавников Линь Пэн наелся на всю жизнь. Сообразив, что страдает от атрофии, он стал улучшать навыки плавания, нарезая круги вокруг плота как минимум дважды в день. Благодаря режиму, Линь Пэн потерял всего девять килограммов и даже мог сам ходить, когда его путешествие подошло к концу. Однажды он вдруг заметил, что птиц стало больше, а вода вокруг превратилась из прозрачной в мутную. Океан заканчивался – рядом было устье Амазонки.

Пару дней спустя Линь Пэн увидел рыболовное судно. Три бразильских рыбака охотно приняли его на борт. Несколько недель в больнице поставили путешественника на ноги, а нашумевшая история спасения помогла впоследствии перебраться из Китая в США. Узнав, что он установил рекорд, Линь Пэн искренне сказал: «Я надеюсь, его никто никогда не побьёт».

Кеч, кэч (англ. ketch) — двухмачтовое парусное судно с небольшой кормовой мачтой,
расположенной впереди оси руля.