Если у вас просят 10 промоушенов — пора менять компанию

Игорь Дорощук, 2-й механик, Columbia Shipmanagement
Игорь Дорощук, 2-й механик, Columbia Shipmanagement

Игорь Дорощук: Здравствуйте! Меня зовут Дорощук Игорь. Уже второй контракт работаю в компании Columbia Shipmanagement в качестве второго механика. Оба контракта длились примерно по четыре месяца, так что я вступил в эту должность где-то в январе прошлого года.

Работник моря: А сложно было получить повышение?
Игорь Дорощук: Не могу сказать, что очень сложно. Если ты усердно работаешь и проявляешь инициативу, то это замечают. Такие сотрудники всегда на хорошем счету. Набрав необходимый стаж, я пришел в офис и сказал: «Я готов расти, скажите, что нужно сделать». И мне помогли: предложили пройти собеседование и сдать компьютерный тест на английском языке. Я справился.

csm flag

Работник моря: Так просто?
Игорь Дорощук: Вполне. Оставался еще вопрос наличия свободного места, и тут уже все зависело от компании. В CSM можно вырасти, если руководство доверяет моряку — с характеристикой все в порядке, коллеги хорошо отзываются. Конечно, желание учиться и не сидеть на месте тоже помогает. Если вы хотите повышение — не сидите на месте и не опускайте руки.

Работник моря: На ваш взгляд, если нет явных препятствий, как быстро моряк поднимается по карьерной лестнице?
Игорь Дорощук: В первую очередь это зависит от самого моряка. Вот у меня есть знакомый моторист, который быстро растет. В чем его секрет? Столкнувшись с незнакомой проблемой, он читает книжку — обычное руководство, которое прилагается к оборудованию — разбирается, включает голову и находит решение. Другие же пытаются разобраться «методом тыка» — и конечно, ничего у них не получается. Так у них и по жизни складывается: сидят эти флегматики пятый контракт, потом десятый… Конечно, никто не хочет повышать такого сотрудника, и в конце концов человек угасает. Работать надо!

Если говорить о сроках… то наверное, на каждой должности следует отработать минимум два контракта, чтобы получить все необходимые знания и навыки. Хотя, конечно, бывают случаи, когда человеку не дают раскрыться — он старается, проявляет инициативу, а ему из всех задач дают только драить и натирать. Остается лишь дождаться окончания контракта и сменить судно.

Работник моря: А охотно руководство пишет морякам промоушены?
Игорь Дорощук: На самом деле, не очень. Тут все зависит от каждого конкретного человека и от специфики работы на конкретном судне. Бывает, стармех так завален бумажной работой, что с подчиненными почти не общается. В этом случае с мотористами и младшими специалистами работает второй мехник, и стармех поручает ему написать характеристику. Но в общем, как говорится, если человек не гад, то он напишет справедливый отзыв.

Работник моря: На ваш взгляд, сколько промоушенов нужно для собеседования?
Игорь Дорощук: Я думаю, достаточно двух за два контракта. Так принято в CSM. Конечно, у всех своя кухня, но мне кажется, если руководство требует у вас пять-десять промоушенов, то на самом деле эта компания просто не заинтересована в продвижении своих моряков по службе. В этом случае пора поменять работодателя.

Работник моря: С какими сложностями вы столкнулись на новой должности?
Игорь Дорощук: Последние два контракта я работаю в командах, практически полностью состоящих из иностранцев — в основном, филиппинцев. Пришлось подтягивать английский.

Работник моря: Разве CSM не придерживается политики смешанных экипажей?
Игорь Дорощук: Придерживается, конечно придерживается, просто так складываются обстоятельства. Я не жалуюсь, мне и так нормально, но все равно хочется, чтобы наших было больше. Проблема в том, что находясь в большинстве, ребята иногда борзеют.

Работник моря: Филиппинцы?
Игорь Дорощук: Да. Причем в чем-то даже откровенно. Решать эту проблему приходится в личном разговоре. На публику замечания не вынесешь — и не красиво, и не поймут другие ребята — скажут, «да ты придираешься, это ж классный мужик, мы ж с ним с одного микрофона каждый вечер поем!».

Работник моря: Как справляетесь?
Игорь Дорощук: Справляюсь (вздыхает). Конечно, бывает тяжело. Особенно, когда руководить халявщиками становится твоей прямой обязанностью. Ребята халтурят, ленятся, затягивают простые задачи на пару-тройку дней вместо нескольких часов. Приходится делать внушения и по нескольку раз объяснять, как работать, особенно если от этого зависит безопасность на судне. Так что постоянно нужно держать руку на пульсе.

Работник моря: А почему вы выбрали профессию механика?
Игорь Дорощук: Меня вдохновил отец — он сам моряк и механик. К тому же после девятого класса я отучился в училище по специальности механик. Да и вообще мне всегда нравилось работать со мудреными механизмами, машинами, всякими железячками.

Работник моря: На вашей должности много бумажной работы?
Игорь Дорощук: Раньше я работал со стармехом из Латвии, и ее было много. Перешел к филиппинцам — стало гораздно меньше. Так что все зависит от старшего механика и того, чем он решает нагрузить подчиненных. На самом деле, мы ведь все в машинном отделении помогаем стармеху.

Работник моря: А бумажная работа на самом деле в электронном виде делается?
Игорь Дорощук: Не совсем. Мы, конечно, вводим данные в компьютер, но бумаги меньше не стало — напротив, намного больше. Одну бумагу заменили две или даже три.

Работник моря: На ваш взгляд, насколько сложно сменить тип судна и перейти, например, с балкера на танкер?
Игорь Дорощук: Я работал на балкере, и был очень рад вырваться с него на контейнеровоз. Для моториста это во многом одно и то же судно, машины похожи, за исключением некоторых специфических систем. Но жизнь на борту разная, в первую очередь потому, что балкеры тихоходные. Работа есть, но связи нет, от порта до порта идет долго, все очень размеренное.

Если же говорить о переходе на принципиально другое судно, то это возможно, но с понижением в должности и, само собой, в зарплате. Поэтому часто так прыгать бессмысленно.

Работник моря: Скажем, пришли вы в порт. Что выберете — отоспаться или погулять?
Игорь Дорощук: Походить, только походить! Я, правда, в последнее время попадаю в такие страны, где особо не погуляешь — Сальвадор, Панама и тому подобные государства, в которых много криминала. Но все равно выхожу, чтобы отвлечься, посмотреть мир, расслабиться.

Практически любой офисный сотрудник, окончив рабочий день, идет к друзьям или домой, отдыхает и отключается от работы. А мы на борту почти все время. Конечно, мы по необходимости сами себе выходные устраиваем.

Работник моря: А что вы делаете на судне в свободное время?
Игорь Дорощук: У меня так получается: пришел к себе, покушал, посмотрел заодно фильм или сериал, почитал. Потом в тренажерный зал и в душ. С ребятами общаюсь, конечно.

Работник моря: А как еще? Нам моряки рассказывали, как в футбол на борту судна играли, и как бассейны ставили. Правда, на контейнеровозе в футбол не поиграешь — палуба забита.
Игорь Дорощук: До CSM я работал у немцев, и у них стоял бассейн на борту. Это был огромный плюс к досугу, особенно в жару. Но CSM почему-то бассейны не ставит (смеется). Есть у нас баскетбольные кольца, только никто особо не играет — так, попрыгали в начале, когда только повесили, и успокоились. В карты играем. Филиппинцы вечера проводят за караоке — и больше им ничего не надо. Я устаю от такого времяпровождения где-то через час или два, ухожу погулять по корме, если не штормит. Закаты в море очень красивые, я их часто фотографирую.

Работник моря: Здорово! А нам покажете?
Игорь Дорощук: Непременно. Знаете, бывает, ужинаешь, а тут «Опа!» — красивый закат. Бросаешь все и бежишь снимать, ведь бывает, что подходящий свет длится всего несколько минут. Все такие «Чего ты бегаешь?», а я им в ответ показываю новые снимки. Обычно нравятся.
10 7 3 (2)

Работник моря: Значит, можно сказать, что в вашей работе есть место романтике?
Игорь Дорощук: И красоте, и романтике. Помимо закатов, бывают и другие интересные моменты. Очень красиво безлунной ночью в Индийском или Атлантическом океане, где много планктона. Когда не спится или заступаешь на вахтенный режим, выходишь ночью на палубу и видишь, как о борт бьются огромные волны, а планктон в воде от удара начинает сиять синим светом. Это очень красиво.

Я не часто бываю на палубе, но когда хочется прерваться на кофе-паузу, или если нужно проветрить мозги, выбираюсь. Чаще всего это происходят в десять утра или около трех часов дня. Иногда получается увидеть китов, чаще — дельфинов и, конечно, чаек. Рыба на борт выпрыгивает, в том числе летучая. Всякой живности хватает.

Работник моря: Много морских экзотических животных видели?
Игорь Дорощук: Ну, например, на стоянке в Бразилии, в устье Амазонки, на свет с палубы летят огромные жуки и врезаются в белые каски матросов. Всем весело. Еще ребята, бывает, ловят каких-то непонятных рыб, и потом пытаются их пожарить. А потом приезжает местный агент и запрещает есть улов: «Где вы это взяли? Она же совсем ядовитая!». В общем, экзотики хватает, и цирка тоже. Я в море уже семь лет хожу, и ощущение радости и романтический настрой от профессии пока не потерялись.

Партнерский материал