Дмитрий Петренко: Реформа морской отрасли Украины идет по плану

0
1069
Глава Государственной службы морского и речного транспорта Украины Дмитрий Петренко

По словам руководителя Государственной службы морского и речного транспорта Украины, работа нового органа идет по плану, и программа, намеченная к выполнению на первое время, реализована уже на 75%. Полностью подготовлен к работе ряд территориальных подразделений Морской администрации. А через месяц-полтора на 90% будет укомплектован штат. Реформа морской отрасли страны, пусть и со скрипом, встречая мощное сопротивление, но продвигается. Назначены новые капитаны почти во всех морских портах, вплотную обсуждается запуск административных сервисных центров, которые будут обслуживать моряков по принципу «единого окна». Дмитрий Петренко считает, что главная задача ведомства – убрать коррупционную составляющую и выйти на прямой диалог с моряками. «Работник моря» попросил руководителя Морской администрации прокомментировать свою позицию и рассказать о перспективах развития судоходства Украины.

РМ: Дмитрий, расскажите подробнее об основных задачах, которые ставит перед собой Морская администрация на ближайшее время?

ДП: Среди важнейших задач на сегодня – реформа системы подготовки и дипломирования моряков. Мы ни на йоту не отступили от своих намерений и по-прежнему полны решимости максимально упростить эту систему. Необходимо сделать ее менее зарегулированной, добиться прозрачности всех процессов, начиная со ступеньки так называемого «еще не моряка». Это курсанты, которые уходят на практику; вчерашние выпускники профильных учебных заведений, которым необходимо получить рабочий диплом, и так далее. Уже с этого этапа информация о будущем моряке должна попадать в  электронную базу данных, куда потом будет вноситься информация о курсах, которые он будет проходить, о занятиях в учебно-тренажерных центрах, о полученных допусках и сертификатах. В итоге мы получим действительно квалифицированных специалистов, подготовка которых будет соответствовать требованиям всех конвенций.

Моряк должен быть готов к внештатным ситуациям и понимать, как действовать в случае опасности. Он должен хорошо выполнять свои обязанности. В случае нехватки информации должен четко понимать, где ее взять. Это – базовые характеристики человека, претендующего на то, чтобы называться профессионалом. Беда в том, что вся система подготовки моряков, которую выстраивали до этого, была заведомо фатальной. Да, есть в ней и что-то хорошее, но ровно столько же моментов в корне неправильных. Проблема с подготовкой моряков имеет комплексный характер. И сегодня нужно находить инструменты, для того чтобы выправить ситуацию. Добиться того, чтобы в итоге морские колледжи и институты боролись за качество. Сейчас, имея статус монополистов, они не интересуются этими вопросами. А должно быть здравое соревнование и борьба за качество образования.

Второй этап – сертификатная подготовка моряков, и тут уже речь идет о реформе навчально-тренажерних закладів (НТЗ). Они тоже должны бороться за моряка и качество. Но наш моряк привык перекладывать проблемы на посредников. Он разбалован наличием различных схем, боится проходить весь путь подготовки сам. Да и система изначально была построена так, чтобы внушать моряку страх. В итоге моряк готов заплатить посреднику 300-500 долларов, только бы не выходить из этой зоны комфорта. Но эта модель утопична, она не дает возможности развиваться. Именно поэтому мы твердо стоим на позиции создания административных сервисных центров.

РМ: В чем будет состоять задача сервисных центров? Они заменят дипломно-паспортные отделы? Или это будет дополнительная услуга для моряков?

ДП: Сервисные центры будут дополнительной возможностью получить необходимые документы. Моряки могут не паниковать: работать будут параллельно и старая, и новая система, поэтому у моряков будет выбор. Со временем старая система изживет себя. Сервисные центры нужны для того, чтобы человек получал качественную услугу по максимально упрощенному сценарию. Этот принцип уже опробован в других отраслях, к примеру, получение загранпаспортов. Новый алгоритм работы внедрен и функционирует «на отлично». Уверен, что в нашей отрасли мы можем добиться таких же результатов.

РМ: Когда запустится первый морской сервисный центр?

ДП: Один или даже два будут открыты в этом году. Загадывать не хочу, но буду прилагать все усилия, чтобы это произошло как можно скорее. Было бы отлично, если бы при этом еще и моряки занимали более активную позицию. Мне непонятно, почему они молчат, если сталкиваются с нарушениями? Почему, например, не обращаются при возникновении проблем со сдачей экзаменов в Инспекции по дипломированию? Возможно, причина и в том, что за долгие годы отсутствия реформ в отрасли упало доверие и вера в то, что положительные изменения возможны.

форум ПЕРЕВІРОК. NET На фото: (слева) заместитель Председателя Морской администрации Дмитрий Балибердин, Председатель Морской администрации Дмитрий Петренко, Директор Департамента Государственного надзора и контроля на морском и речном транспорте Морской администрации Андриан Фотинюк.

РМ: Да, постоянно ходят разговоры, что на экзамене задают вопросы, ответы на которые не входят в рамки компетенции моряков…

ДП: Нужен единый исчерпывающий перечень вопросов, который будет в открытом доступе на едином портале. Необходимо создать электронный реестр, который позволит видеть, когда человек подал документы, зарегистрировавшись на сайте Инспекции. Хотя о чем я… Вы действующий сайт видели? Это же не современный интернет-портал, а какой-то музей истории! И единственный выход в такой ситуации – диджитализировать, перевести в электронный формат все процессы. Цель реформы – минимизация влияния на процесс человеческого фактора. Если моряк сам зарегистрируется на портале, получит sms с датой, когда прийти на экзамен – это уже устранит массу сложностей. Если в распоряжении моряка будет полный перечень вопросов, то уже никто не сможет спросить его о том, что не предусмотрено. Если на портале будет внедрено так называемое пре-тестирование, то человек сможет до экзамена, для себя проверить свой уровень знаний. Мы будем добиваться введения всех этих новшеств, потому что других альтернатив развития этой системы просто нет. А моряку нужно отвыкать от всех этих посредников и фирм-«прокладок», ходить и самому все получать и не бояться отстаивать свою позицию.

РМ: Два события в морской отрасли вызвали в последнее время ощутимый  резонанс: назначение капитанов морских портов и рост цен на услуги учебно-тренажерных центров. Если рост тарифов взволновал в первую очередь моряков, то назначение капитанов постоянно муссируется рядом организаций. Связаны ли эти события между собой?

ДП: Нет. Это абсолютно разные направления реформы. По назначению капитанов: нет никакой опасности в этих переменах. Наоборот, есть позитив. Мы даем капитану статус государственного служащего. Это то, что должно было быть сделано давным-давно. У капитана должна появиться ответственность. Если завтра моряк не получит вовремя паспорт, портовый оператор вовремя не получит услугу, если любое лицо, которое по работе соприкасается со службой капитана порта, не получит адекватного сервиса, то капитан будет нести за это ответственность. Реформа госслужбы 2015 года заложила этот фундамент, и теперь у нас все четко, понятно и структурировано – что такое функции государственного надзора и контроля и на кого возложены эти функции.

Конкурс капитанов портов

РМ: Какая ситуация сегодня с капитанами, которые раньше были на этих должностях? Министерство инфраструктуры их увольняет?

ДП: Они будут сокращены. Это не увольнение. Насколько знаю, всем предложили хорошие места в штате на других должностях. Часть людей мы заберем в сервисные центры. Одна из задач при реформировании – сохранить людской потенциал. Конечно, те, кто «просиживает штаны», нам в молодой Морской администрации не нужны. А тех, кто хочет положительных изменений и готов к ним, мы будем только рады видеть в нашей команде.

РМ: Как изменятся после реформирования проверки инспекторами?

ДП: Во всех работах будут применяться чек-листы и использоваться унифицированные формы и критерии. Это все механизмы, призванные убрать фактор злоупотребления со стороны должностных лиц. И госслужащий не сможет выйти за рамки этого контроля. Информация обо всех проверках размещается на портале. Мы, кстати, хедлайнеры в этом вопросе: первыми подписали меморандум и присоединились к этому порталу, где размещаем всю нашу информацию о проверках и дальнейших планах. Так мы формируем открытое общественное пространство. А это важно, для того чтобы коммуникация между госслужащими и людьми не пропадала. Дверь к моим заместителям, курирующим эти процессы, всегда будет открыта. Они всегда будут слышать людей и принимать адекватные меры в случае возникновения проблем.

РМ: Возвращаясь к теме тарифов – ваше мнение по этому вопросу?

 ДП: Морская администрация подготовила поручение собрать всю  информацию и дать оценку ситуации. Я не сторонник того, чтобы центры поднимали стоимость услуг, руководствуясь исключительно целью своей наживы. Главное, чтобы в основе процессов было не только лоббирование личных интересов владельцев тренажерных центров. Если цель – заработать денег, но не дать обучения, это путь в никуда. Если эти центры поднимают цены в результате экономически обоснованного спланированного процесса, и моряки за эти деньги будут получать действительно качественную подготовку, то я обеими руками буду за такое решение. Но за эти деньги центр действительно должен учить, а не просто давать «бумажку».

Все это предмет грядущих проверок. Пока же у нас есть фактаж, например, по увеличению максимальной пропускной способности тренажерных центров. УТЦ с лицензионным объемом подготовки по одному из направлений имеет 100 процентов в год, а мы видим, что он на 400-500% перевыполнил возможности своего персонала и оборудования. О каком обучении мы говорим в таком случае? Мы даже не можем найти в таких центрах личные дела моряков, которые проходили там обучение. То пожар, то потоп, то крысы съели архив… Только электронная система все расставит по местам. Сегодня же в Украине есть только единицы учебно-тренажерных центров, которые действительно учат.

РМ: По идее, перемены в этом секторе приведут к ситуации, когда цены на обучение будут формироваться на конкурентной основе…

ДП: Да. И потом будет интересно некоторых из них спросить, как они за 800 гривен могут качественно готовить. И все вот эти возгласы о том, что моряки уйдут за границу, чтобы получить документы – да не уйдут. Там  надо учиться, сдавать. Там не продают пластик. Наша задача сделать нашего моряка конкурентоспособным. А как мы это сделаем, если закрываем глаза на всю систему подготовки моряков и соглашаемся с существованием налаженной системы покупки сертификатов в переходах?

РМ: А будет ли предусмотрен принцип, когда моряк сможет закрыть обучение своим стажем?

ДП: Обо всем этом на самом деле написано в конвенции, но проблема в том, что те, кто ее переводил, делали этот перевод «под себя» – заменяя «и» на «или», например. Да, если человек уже какое-то время проработал в море, то базовый курс обучения ему проходить не надо. Достаточно будет краткого курса, сделать так называемый рефреш, апдейт. Моряк должен быть в курсе последних технологических новшеств, изменений в законодательстве, поправок к конвенциям. Ему в любом случае надо будет дать срез новой информации. В этом и заключается смысл обучения. Полные курсы человеку со стажем, конечно, не нужны. Но и «покупать пластик» нельзя. Мы из-за этого полностью потеряли свой рядовой состав. Это целиком вина и ответственность тренажерных центров, которые из любого таксиста делали моряка, продавая «корочки». Достаточно хотя бы посмотреть статистику аварийности по миру, чтобы связать одно с другим.  В итоге наш рядовой состав иностранным судовладельцам оказался вообще не нужен, что неудивительно.

РМ: Вы считаете, что после того как систему переформатируют, посредники в итоге уйдут?

 ДП: Вопрос нужно задавать иначе: а готов ли моряк ходить без посредника? Нам нужно работать на популяризацию и объяснять моряку, что это в его интересах. Многие посредники, кстати, даже имеют какой-то юридический статус. Но моряк должен понять: деньги за то, чтобы донести документы до инспекции и заполнить за моряка заявление, берут чистой воды аферисты, как бы они официально себя не называли.

РМ: Опишите для наших читателей, пожалуйста, коротко структуру отрасли на сегодняшний день.

ДП: На данный момент Морская администрация приняла под свое руководство четыре государственных предприятия. Еще два – Инспекция по дипломированию и Госгидрография – в процессе перехода. Необходимо завершить некоторые юридические вопросы, и на это понадобится около двух месяцев. Координация их работы на этот период остается на Министерстве инфраструктуры. Что касается Инспекции по дипломированию, то в целом вся система ее работы была неправильно выстроена изначально. И с течением времени она только обрастала новыми проблемами. Но в той проекции, которая есть сейчас, альтернативы Инспекции пока нет, и поэтому в этой системе надо очень многое поменять. Центральный орган на данный момент инспекцию не вытянет, ему не хватит ресурсов. А остаться вообще без системы дипломирования гораздо хуже, чем иметь ее в таком виде, как сейчас. Поэтому будем обязательно все менять, но постепенно.

РМ: Как Морская администрация потом будет контролировать инспекцию? Влиять на процессы?

 ДП: Сейчас все проблемы связаны с тем, что сейчас система абсолютно непрозрачна. Наша задача – добиться прямого общения с моряками, сделать все процессы открытыми. Потому что некоторые так называемые «общественные организации», созданные якобы для прямого диалога, на самом деле преследуют свои меркантильные интересы. Создают различные палаты, прикрываются именем морской общественности… И чаще всего эти бизнес-интересы ничего общего с отстаиванием интересов моряков не имеют. Это – не позиция простых моряков. Мы же создали Общественный совет. В ближайшее время заработает Коллегия Морской администрации. И уже работает горячая линия для приема предложений и обращений с проблемными вопросами. Вот, к слову, если еще раз вспомнить ваш вопрос о тарифах – ни одной жалобы по повышению цен в тренажерных центрах к нам поступало. А ведь вопрос всерьез волнует каждого, кто ходит в море. Еще хочу сказать всем: мы очень многое поменяли в лучшую сторону в стране после революции, которую далеко не просто так назвали Революцией Достоинства. И люди, живущие в нашей стране, уже пересмотрели свое отношение к жизни и той роли, которую должно выполнять государство в их жизни. А нам всем необходимо продолжать учиться отстаивать свои права.