Трудовое рабство: моряки Украины не могут вернуться из Сирии

Сухогруз Starshina Derov N.G
Фото: Shipspotting

Десять украинских моряков фактически попали в трудовое рабство: на протяжении четырех месяцев они остаются на арестованном судне, без денег, документов и возможности покинуть порт Тартус (Сирия). Продукты и воду на судно начали завозить только после вмешательства дипломатов. По данным Благотворительного фонда «Ассоль», ни судовладелец Feru Shipping Co Ltd (Турция), ни крюинг Alliance Navigation (Херсон) не предпринимают ничего, чтобы помочь морякам.

По условиям контракта, подписанного с турецким судовладельцем, одессит, киевлянин, трое жителей Николаева и пятеро херсонцев должны были сесть на судно Starshina Derov N.G в Ливане. Однако в итоге выяснилось, что местом посадки будет Сирия – страна, которая на протяжении семи лет находится в состоянии гражданской войны. Уже в сирийском порту Тартус оказалось, что моряки прилетели на замену экипажу, который два года до этого не получал зарплату. Сухогруз Starshina Derov N.G на момент прибытия нового экипажа находился под арестом за долги судовладельца по иску третьих лиц. Более того: морякам стало известно, что судну запрещено входить в порты Парижского меморандума (Paris MoU). При этом и сухогруз, и судовладелец находятся под угрозой санкций за неоднократные заходы судна в порты оккупированного Крыма. Ни об одном из этих фактов крюинг и судовладелец до подписания контракта и прибытия экипажа на судно предпочли не упоминать.

csm flag

По прибытии в Тартус, где было ошвартовано судно, капитан порта потребовал, чтобы моряки сдали паспорта и другие документы. Свои мотивы чиновник объяснил тем, что моряки могут покинуть стоящее без груза судно, оставив его без присмотра и создав тем самым потенциальную угрозу безопасности и экологии порта. Позже, уже после вмешательства дипломатических служб, капитан выписал украинским морякам временные пропуска, с которыми они могут выходить на берег за продуктами. К слову, поставки продовольствия и воды в ограниченном объеме удалось наладить также после того, как в дело вмешались дипломаты. На сегодняшний день известно, что представитель судовладельца, с которым держат связь моряки, перечисляет на эти цели небольшую сумму местному агенту. Моряки же по-прежнему остаются без денег: по предварительным подсчетам, долг работодателя экипажу Starshina Derov N.G по истечении четырех месяцев составляет $50.000. При этом судовладелец через своего представителя сообщил морякам, что на получение положенной им зарплаты они могут не рассчитывать в силу его финансовой несостоятельности.

Сухогруз Starshina Derov N.G, DWT=3.286, построен в 1972 году, ходит под флагом Танзании. Как заявили представители дипломатических служб, все обращения к морской администрации государства флага, на котором в случае несостоятельности судовладельца лежит ответственность за судно и экипаж, до сих пор остаются без ответа. Само же судно, бывшее «Волго-Балт 163», находится в ужасном техническом состоянии, что в принципе неудивительно для сухогруза, который эксплуатировался на протяжении 45 лет.

В очередной раз украинские моряки стали заложниками ситуации, когда никто ни за что не отвечает: ни крюинг, который является посредником при трудоустройстве, ни судовладелец, обязательства которого оговариваются условиями контракта. Хотя с точки зрения законодательства все эти обстоятельства должны стать предметом внимания правоохранительных органов и Министерства социальной политики Украины. Налицо факт замалчивания условий работы, ведь на момент найма крюинг, как и судовладелец, не мог не проинформировать о реальном положении дел с арестованным сухогрузом. То есть, существуют явные признаки осуществления незаконной сделки с моряками, совершенной обманным путем, с использованием служебного положения, с целью эксплуатации. А это является не чем иным, как торговлей людьми. Как, впрочем, и ситуация, когда условия договора меняются по ходу развития событий. В случае же с моряками с Starshina Derov N.G имеет место еще и моральное давление, и изъятие у людей документов с целью удерживать этих людей в определенном месте под полным контролем без средств к существованию.